Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Онлайн-конференция Игоря Шпурова: Перспективы освоения нефтяных запасов в условиях кризиса

16 апреля/ 16:18

Москва. Агентство нефтегазовой информации завершило онлайн-конференцию по теме: «Перспективы освоения нефтяных запасов в условиях кризиса». Спикером выступил генеральный директор ФБУ «ГКЗ» Игорь Шпуров.

В рамках онлайн-конференции обсудили перспективы освоения нефтяных и газовых запасов в сегодняшних условиях кризиса, а также оценили возможные пути решения для нового витка в разведке запасов.

Предлагаем вашему вниманию полный текст беседы наших читателей с экспертом.

Дмитрий Дмитриевич Киселёв: Какова статистика прироста запасов нефти категории  В1(С1) за последние пять лет? Уточняю, отдельно за счёт ГРР и за счёт эксплуатационного бурения! Огромная просьба, только цифры, без комментариев! Даю подсказку: можно озвучить хотя бы по ХМАО...

Игорь Шпуров: Статистика прироста запасов приведена в таблице. В качестве комментария могу сказать, что прирост запасов за счет эксплуатационного бурения в категориях B2 и С2 отражается по статье ГРР.  И еще, ежегодно объемы прироста запасов нефти превышают показатели добычи. Также важно отметить, что показатели предварительные. Окончательные цифры будут отражены в госбалансе за 2019 год:

 

 

Валерий Александрович Карпов: Какие возможные пути решения для нового витка в разведке запасов Вы видите конкретно? Что необходимо сделать для повышения успешности ГРР на УВС?

Игорь Шпуров: Я полагаю, что в первую очередь успех геологоразведочных работ связан с выходом на принципиально новые объекты, которые по настоящий момент не разведаны. Во-первых, это глубокие горизонты, в первую очередь, в Западной Сибири. Во-вторых, это Восточная Сибирь и шельф. Ничего нового в том, что я говорю, нет, просто до сих пор нет технологий, позволяющих эффективно и успешно разведывать эти запасы. И мы об этом говорим уже не первый год, но пока, к сожалению, технологий, которые позволяли бы эффективно вести разведку таких запасов,  не существует. То же самое касается нетрадиционных запасов – это Бажен, это Доманик. Мы понимаем, что потенциал достаточно большой, но нет не только эффективных технологий поиска, но даже и методик достоверного подсчета запасов. Мы над ними сейчас упорно и напряженно работаем.

Александр Хуршудов: Уважаемый Игорь Викторович! С незапамятных времен Россия эксплуатировала свои нефтяные запасы на полную мощность. И вот наступил момент, когда такая линия потеряла смысл, и мы сознательно добычу сокращаем. Как Вы думаете, не пришла ли пора сменить стратегию, организовать резерв добывающих мощностей, чтобы более рачительно и доходно использовать наши запасы?

Игорь Шпуров: Это вопрос скорее не из области геологии, а из стратегического планирования. Я не обладаю достаточными  знаниями и компетенциями в этом направлении для глубокого обсуждения данного вопроса. Есть соответствующие профессионалы и эксперты, поэтому этот вопрос больше к ним.

Но с другой стороны, я бы хотел отметить, что запасы у нас используются далеко не на полную мощность.  Из 29 млрд запасов нефти, числящихся на балансе, тех которые сегодня могут быть вовлечены в разработку около 15 млрд. Остальные запасы или пока нерентабельны, или требуют доразведки. Их также можно  рассматривать как некий стратегический запас, который будет востребован, когда изменится экономика, спрос, появятся более совершенные технологии, позволяющие добывать эти запасы с меньшими затратами. Вопрос,  возможно, связан и  с тем, необходимо ли нам создавать  стратегический запас, как это происходит в США, где существует большое количество искусственных хранилищ нефти. Но еще раз повторюсь, это область  стратегического планирования.

Марс, г. Нижневартовск: Каким вы видите будущее нефтедобывающих моногородов, таких как Нижневартовск? Любопытно, что инновационные проекты для нефтегазовой отрасли разрабатываются в разных регионах, а новаторов непосредственно в нефтяных городах ХМАО можно по пальцам сосчитать. Как вы считаете, почему это происходит? И не в этом ли может быть диверсификация экономики таких регионов? Ведь добыча осложняется с каждым годом.

Игорь Шпуров: Этот вопрос скорее связан с социально-экономическим развитием региона. К сожалению, попытка простого переноса науки и научных исследований в города добычи была применена еще в советский период и закончилась безрезультатно. Для того, чтобы сформировать эффективно работающие  научные коллективы должна быть устойчивая научная школа, которая создается достаточно длительное время. Это не происходит по какому-то внешнему решению, это такой процесс достаточно длинный, долгий и не всегда управляемый административными рычагами.

Просто так собрать ученых в определенном месте и заставить их создавать  новые  научные и технологические решения невозможно. Конечно, бывают и  исключения из правил - мы помним  некий период в советской истории, который всем печально известен. Но думаю, что никто из нас не хочет его повторения.

Поэтому, я думаю, что будущее моногородов, во многом связано с прорывами в геологоразведке и добыче углеводородов из  новых, пока не найденных, запасов. 

Эти запасы часто находятся рядом или под существующими месторождениями. Об этом говорит, например, опыт Волго-Урала, где до сих пор отмечаются существенные приросты запасов нефти и газа в периметре давно открытых и освоенных месторождений. Другое направление - совершенствование технологий добычи углеводородного сырья, широкое применение новых методов повышения нефтеотдачи пластов. Ни для кого не секрет, что у нас проектный коэффициент извлечения нефти пока не превышает 0,37. Появление новых технологий, позволяющих его увеличить даже на несколько процентов, позволит обеспечить существенный рост добычи и, тем самым, окажет положительное влияние на перспективы таких городов.

Валерий, Тюмень: Новых запасов, которые ставят на госбаланс в России, из года в год становится все меньше. Когда наступит критическая точка? И когда мы будем вынуждены полностью перейти к добыче трудноизволекаемой нефти, которая существенно дороже?

Игорь Шпуров: Я бы не сказал, что нефти становится меньше. Я говорил в начале, что мы не имеем достаточно эффективных технологий, которые позволили бы нам ее разведать. Их надо искать.

На сегодняшний день, в суммарной структуре добычи 70% составляют объемы нефти, которые еще 20 лет назад все специалисты отрасли считали крайне трудноизвлекаемыми. Тогда  мы не могли даже предположить, что будем ее добывать  - Тюменская свита, Ачимовские залежи, Рябчиковые породы и другие. Многие говорили, что необходимо эти запасы переводить в ресурсы, но появились технологии и сейчас эта нефть добывается. То же самое, я  надеюсь, произойдет и с теми запасами, которые считаются недоступными сейчас, в том числе и с Баженовской свитой. Со временем будут найдены технологии, которые позволят ее добывать.

Ирина Валерьевна: Роснедра признали нерентабельными 33% из 593 месторождений с запасами 17,2 млрд тонн. Это в первую очередь говорит о том, что у нефтяников появилось больше возможностей для лоббирования предоставления новых льгот. На ваш взгляд, какие льготы на данном этапе будут наиболее эффективными? Почему?

Игорь Шпуров: Я бы не хотел говорить о льготах нефтяникам, это не совсем мое дело. Я расскажу, почему такие запасы нерентабельны. По  очень простой причине - отсутствие в настоящее время  технологических решений, позволяющих экономически эффективно их извлекать из продуктивных пластов. Поэтому сейчас весь вопрос в том, чтобы в распоряжении нефтяников появились те технологии, которые бы при существующих экономических условиях, позволили добыть эти самые 33%. Для того, чтобы это стало реальностью, существуют различные механизмы, в том числе, и налоговое стимулирование. Как оно должно быть организовано, каким образом налоговое стимулирование поможет создать новые технологии разработки трудноизвлекаемых запасов - этот вопрос требует детального и глубокого обсуждения, как экспертного сообщества, так и соответствующих госорганов.

Олег Иванов: С какими главными проблемами приходится сталкиваться при изучении Арктики?

Игорь Шпуров: Главная проблема - климатические условия. Вторая колоссальная проблема – экология.

Нам необходимо сделать так, чтобы в этих суровейших климатических условиях не нарушить экологический баланс арктических территорий. Это основополагающая задача. Академик Алферов в свое время говорил, что технологии, которые должны применяться в Арктике, сравнимы с космическими, настолько они сложны и, соответственно, затратны. Именно в связи с этим, я считаю, так тяжело осваивать Арктику, а особенно арктический шельф.

Виктор Анатольевич: Геологоразведка сегодня претерпевает большие проблемы. Как, на ваш взгляд, можно повысить эффективность этой отрасли?

Игорь Шпуров: Все просто, нужно заниматься созданием новых технологий. Я уже сегодня говорил, что основываясь на старых разработках, мы больших открытий вряд ли сделаем. Пока что недропользователи занимаются геологораведкой  в большинстве своем на старых месторождениях. Тем не менее, стоит отметить, что в последние годы наметился серьезный сдвиг в изучении новых территорий. В первую очередь это касается северо-востока Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции и севера Красноярского края. Здесь идут очень успешные геологоразведочные работы, которые при определенных условиях создадут новую точку роста для российской нефтяной промышленности. Неплохие успехи показывает и шельф северных морей.

Игнат, г. Нижневартовск:  Окажет ли влияние сделка по сокращению добычи нефти на объемы геологоразведки в России в ближайшие два года? Ожидаете ли рост инвестиций в геологоразведку?

Игорь Шпуров: Я сомневаюсь, что сегодня кто-то сможет ответить на этот вопрос. Давайте посмотрим, как все будет развиваться. Такой ситуации как сейчас, даже аналога ее, никогда не было – «все вновь», «все в первый раз». Поэтому давайте не будем гадать, а приложим максимальные усилия,  каждый на своем месте,  для улучшения ситуации. Я предпочитаю придерживаться точки зрения, на любой  кризис, как на открывающееся окно новых возможностей. А сейчас, действительно, мир кардинально меняется буквально на глазах. Появляется совершенно новая реальность. Пришедшие вызовы заставили всех нас совершить практически мгновенную технологическую революцию. Очевидно, что такой же прорыв нас ждет и в этой отрасли.

Анна Николаева, г. Салехард: Стратегия развития минерально-сырьевой базы РФ до 2035 года предусматривает экономическое стимулирование геологического изучения недр и кадровое обеспечение отрасли. Какая работа уже ведется и планируется  в данном направлении?

Игорь Шпуров:  Вопросами экономического стимулирования геологоразведки достаточно активно занимаются соответствующие департаменты и управления министерства природных ресурсов и Федерального агентства по недропользованию.  Что касается кадрового обеспечения отрасли, то  в стране есть большое количество высших учебных заведений, выпускающих профессионально подготовленных  геологов и горных инженеров высокого класса. Могу сказать по примеру СПБГУ и МГУ, где я сам преподаю, что конкурс на геологические специальности достаточно высокий. Очень неплохой профессорско-преподавательский состав, как правило, это авторитетные эксперты, ученые и практики. Высочайшие профессионалы своего дела. На мой взгляд, несмотря на то, что у каждой из компаний-недропользователей есть программа работы с университетами в области научных изысканий и привлечения новых кадров для работы в компании, этой работы недостаточно. Одна из лучших практик обучения студентов и подготовки наиболее квалифицированных кадров - это практическая работа над актуальными темами, представляющими практический интерес, где заказчиком является сама компания-недропользователь.

Важным направлением является и привлечение опытных экспертов в качестве наставников для молодых специалистов, а также повышения квалификации самих экспертов новым знаниям и технологиям.  Такая работа, на мой взгляд,  должна быть организована системно и проводиться на постоянной основе. По этим направлениям нам неоценимую помощь оказывает евразийский союз экспертов по недропользованию (ЕСОЭН), который уже в течение несколько лет совместно с СПбГУ, а сейчас и с МГУ, организовывает масштабную работу в этом направлении. Думаю, что такая работа является основой для появления специалистов нового времени, совмещающих в себе знания и опыт старшего поколения, и напор и энергию молодости. Именно такое сочетание дает настоящие прорывы, в том числе и технологические, которые нам сейчас так нужны.

Алексей Александрович Деревягин: Уважаемый Игорь Викторович, здравствуйте. Как можно оценить опыт прошедшей инвентаризации запасов? Целесообразно ли применять такой опыт в различных экономических условиях и как часто? Возможно ли получить реальные налоговые льготы по результатам таких экспертиз?

Игорь Шпуров: Инвентаризация не предусматривала вопрос получения или отмены налоговых льгот. Этот вопрос обсуждается на следующей стадии работ по дифференциации налоговых условий. Но эту работу проводят уже не Роснедра и Государственная комиссия по запасам, а Минэнерго и Минфин.

Что касается опыта инвентаризации, то он, конечно, бесценен. Я считаю, что работа, которую мы провели,  заслуживает большого внимания. Уверен, что ее еще долго будут оценивать и изучать. Периодичность дальнейшего проведения инвентаризации сейчас обсуждается, но неоспоримый факт, что она проведена впервые с советского времени.

В результате оценок, которые мы проводили в большинстве своем вместе с недропользователями, получены объективные взгляды на рентабельные и трудноизвлекаемые запасы – те, которые в настоящее время с трудом поддаются извлечению с технологической и экономической точки зрения. Все эти данные систематизированы и каталогизированы, причем в разных экономических сценариях.

Уверен, что этот опыт и получение результатов будут востребованы, особенно сейчас, в условиях такой высокой волатильности цен на углеводородное сырье.

Юрий Андреевич Волков: Уважаемый Игорь Викторович! Что касается "поскважинной экономической оценки" авторов инвентаризации рентабельных запасов, то нужна ли она в таком ключе – это вопрос. Но благодаря им вновь всплыла на поверхность проблема создания "адекватных" ГДМ. Причем, настолько качественных, чтобы рассчитанные с их помощью уровни добычи нефти по каждому из объектов "расщеплялись" на уровни добычи по скважинам... Далее задача вырисовывается очень интересная, а именно: уметь прогнозировать показатели разработки так, чтобы уровни  добычи по каждому объекту в сумме давали уровень добычи по НК;  уровни добычи по НК в сумме – давали уровень по стране;  и наоборот – уровень по стране "расщеплялся" на уровни по НК и т.д. вполоть до уровней добычи по скважинам.Методологические основы и авторские методики, воплощённые в ПО, чтоб начать исполнение такой работы, у нас есть. Но, чтобы начать такую работу и чтоб она делалась быстро, с поэтапным получением практически значимых результатов (для инвентаризации, подсчета запасов, обоснования ГТМ и даже для оценки объема нефти, поступившей в залежь за счет той или иной "подпитки"), необходима ее адресная поддержка. Что Вы на это скажете?

Игорь Шпуров: Расчеты по скважинам были проведены на ряде месторождений, которые представлены в рамках инвентаризации. Сейчас идет их подробный анализ. В большинстве случаев данные по скважинам и результаты расчетов по объектам очень близки. Те случаи, где зафиксирована существенная разница, сейчас анализируются. Я думаю, это позволит совершенствовать правила подготовки технических проектов разработки,  предоставит возможность улучшить методики, позволяющие более достоверно оценить запасы.

Необходимо сказать, несмотря на то, что уровень детализации достаточно важен, иногда это оказывается избыточным, вследствие наличия большого количества разнородных данных, конфликтующих между собой в процессе расчетов. Поэтому, в настоящее время появляются новые технологии в расчетах, в том числе поскважинные, которые основаны на применении искусственного интеллекта и решении обратной задачи гидро-динамики, когда геологические модели восстанавливаются по результатам данных эксплуатации.

Сейчас идет очень интересная и содержательная дискуссия в экспертном сообществе:  что сделать, чтобы выйти на новый уровень  подготовки таких моделей. И я думаю, что мы получим очень неожиданные результаты, которые позволят сформировать древо принятия решений в зависимости от степени освоения месторождений, объема исходной геолого-геофизической и промысловой информации, а также поставленных перед геологами и инженерами-нефтяниками задач. В каких-то из них будет применяться стандартная схема расчетов намногомерных, многофазных моделей. В других случаях, более оправданным будет использование искусственного интеллекта. В некоторых случаях окажется достаточным использование простых инженерных методик.

Но в любом случае применения любого из этих вариантов будет обусловлено уровнем сложности исходного материала и поставленными задачами.

Просмотров 11073
Комментарии
Марс, Нижневартовск
14.04.2020

Каким вы видете будущее нефтедобывающих моногородов, таких как Нижневартовск? Любопытно, что инновационные проекты для нефтегазовой отрасли разрабатываются в разных регионах, а иноваторов непосредственно в нефтных городах ХМАО можно по пальцам сосчитать. Как вы считаете почему это происходит? И не в этом ли может быть диверсификация экономики таких регионов? Ведь добыча осложныется с каждым годом.

Волков Юрий Андреевич
13.04.2020

Уважаемый Игорь Викторович! Что касается "поскважинной экономической оценки" авторов инвентаризации рентабельных запасов, то нужна ли она в таком ключе – это вопрос. Но благодаря им вновь всплыла на поверхность проблема создания "адекватных" ГДМ. Причём, настолько качественных,чтобы рассчитанные с их помощью уровни добычи нефти по каждому из объектов "расщеплялись" на уровни добычи по скважинам... Далее задача вырисовывается очень интересная, а именно: уметь прогнозировать показатели разработки так, чтобы уровни добычи по каждому объекту в сумме давали уровень добычи по НК; уровни добычи по НК в сумме – давали уровень по стране; и наоборот – уровень по стране "расщеплялся" на уровни по НК и т.д. вполоть до уровней добычи по скважинам. Методологические основы и авторские методики, воплощённые в ПО, чтоб начать исполнение такой работы, у нас есть. Но, чтобы начать такую работу и чтоб она делалась быстро,с поэтапным получением практически значимых результатов (для инвентаризации, подсчёта запасов, обоснования ГТМ и даже для оценки объёма нефти, поступившей в залежь за счёт той или иной "подпитки"), необходима её адресная поддержка.Что Вы на это скажите?

Деревягин Алексей Александрович, 49
13.04.2020

Уважаемый Игорь Викторович, здравствуйте. Как можно оценить опыт прошедшей инвентаризации запасов? Целесообразно ли применять такой опыт в различных экономических условиях и как часто? Возможно ли получить реальные налоговые льготы по результатам таких экспертиз? Спасибо за Ваш ответ и здоровья.

Александр Хуршудов
12.04.2020

Уважаемый Игорь Викторович! С незапамятных времен Россия эксплуатировала свои нефтяные запасы на полную мощность. И вот наступил момент, когда такая линия потеряла смысл, и мы сознательно добычу сокращаем. Как Вы думаете, не пришла ли пора сменить стратегию, организовать резерв добывающих мощностей, чтобы более рачительно и доходно использовать наши запасы?

Карпов Валерий Александрович, 72
11.04.2020

Какие возможные пути решения для нового витка в разведке запасов Вы видите конкретно?
Подвопрос: Что необходимо сделать для повышения успешности ГРР на УВС?

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

28.05.2020
Счетная палата выявила проблемы в нормативно-правовой сфере геологической отрасли РФ

28.05.2020 савиных м.и.

Счетная Палата всё правильно подметила. Изменения в Роснедра идут очень медленно.

27.05.2020
Видеоконференция об управлении разработкой в условиях сокращения добычи нефти

27.05.2020 Колесник Евгений Владимирович, 45

Какие регуляторные меры принимает государство для обеспечения рациональной разработки месторождений и эффективного использования текущих активных запасов?
Как это взаимосвязано с отменой требований к выполнению утверждённых уровней добычи?
Как недопустить неравномерной выработки запасов при массовых отключения высокообводненного фонда на месторождениях, находящихся на 3 и 4 стадиях разработки?
Насколько обосновано долгосрочное отключение высокодебитного фонда, о котором сказано в тезисах, когда стоит задача снижения себестоимости добычи для обеспечения безубыточной работы нефтедобывающих компаний и обеспечения поступления доходов в гос.бюджеты?

25.05.2020
Александр Хуршудов: Популярность видеоконференций оказалась выше моих ожиданий

26.05.2020 Александр Хуршудов

Валерию Карпову:
Благодарю Вас. От души поддерживаю идею с оппонентом, это приближает нас к дискуссии. Но технически это чуть сложнее: надо найти подходящую тему, спикера и оппонента, взять у них краткие тезисы, опубликовать и только потом провести дискуссию.
Но давайте двигаться в этом направлении, а возникающие проблемы по ходу будем решать....

20.05.2020
Видеоконференция, посвященная добыче 12-миллиардной тонны нефти в Югре

21.05.2020 Стулов Пётр, спикер этой видеоконференции, 42 года

Хочу внести еще одну поправку по цифрам накопленной добычи по компаниям.
Накопленная добыча нефти с газовым конденсатом с начала разработки ПАО «Газпром» составила 344 млн.947 тыс.тонн на 01.05.2020 г. Благодарю за понимание прямого эфира.

16.05.2020
Минэнерго прорабатывает предложение РГО о создании в России стратегических хранилищ нефти

19.05.2020 Дед 66 лет

Может, скажете, что в СССР не было стратегических запасов? Куда дели?

18.05.2020
Видеоконференция о перспективах добычи российских сланцев на примере бажена

18.05.2020 Шпильман Алексадр Владимирович, 57

Киселёву Д Д
На первые два ваших вопроса у меня, к сожалению, нет ответов. Нужно проанализировать баланс запасов. Точно знаю, что такие месторождения с одной залежей в бажене есть. Но сколько их не считал. Как и соотношение запасов по многозалежным месторождениям, включающим бажен. Возможно, вам смогут ответить специалисты ФБУ ГКЗ.
3. КИН По А,В1, и B2 для бажена ,в принципе должен быть одинаковым, но по факту принят такой как на слайде.
Сами значения КИН вызывают вопросы, но как я говорил на конференции это скорее вопрос корректности оценки геологических запасов. Точность их оценки очень условна. Особенно, это касается определения эффективных нефтенасыщенных толщин.
Спасибо за вопросы и интерес к конференции!

15.05.2020
РГО предлагает создать в России систему хранилищ стратегического нефтяного резерва страны

15.05.2020 Александр Хуршудов

Это очень вредное предложение. Оно ведет к двум следствиям: 1) при низких нефтяных ценах компании будут стремиться продать свою нефть в хранилища и облегчить себе жизнь за счет государства, 2) никакие "стратегические резервы" России не нужны ибо 3/4 нефти и нефтепродуктов уходит (дешево) на экспорт.

17.02.2020
Александр Хуршудов: Гидродинамические методы повышения нефтеотдачи могут стать новой экспортной инновацией

15.05.2020 Шаманин Вениамин Анатольевич 60 лет

Александр Григорьевич, очень рад, что ваш оптимизм устремлен в будущее. Собственно, я работаю над тем, чтобы меньше потратить времени на перевод нд в новый режим работы, на другую идеологию, позволяющую в максимально-щадящем режиме регулировать добычу на мр без потерь или с минимальными потерями для к-ва скважин. Если вас данная тематика интересует- просьба сообщить адрес пя. Спасибо.

12.05.2020
Видеоконференция о перспективах сланцевой добычи в США

13.05.2020 Александр Хуршудов

Анатолию Ильюше:
Согласен с Вами. Геология бажена не благоприятствует разработке горизонтальными скважинами с многократными гидроразрывами пласта.
А что касается коронавируса... Думаю, все вернется на круги своя. Эпидемию испанки помните? Она ведь была намного страшнее. Но кончилась, как и все кончается на белом свете....

06.05.2020
Экономический эффект от программы повышения операционной эффективности на Саратовском НПЗ составил более 1 млрд рублей

07.05.2020 Даниил Петрович Щ.

Отличный пример адекватной политики руководства, которое способно слышать инициативы собственных сотрудников, потому что уверено в их профессионализме. Теперь эта уверенность подкреплена конкретными цифрами. Остальным производствам остается только брать пример с НПЗ.

Индекс цитирования