Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Виктор Сорокин: К арктическим залежам не подступиться со стандартными технологиями

11 мая/ 07:18

Тюмень. Накопленная добыча на Восточной Мессояхе в апреле 2018-го достигла 5 млн тонн. За полтора года промышленной эксплуатации самого северного материкового нефтяного месторождения России «Мессояханефтегаз» (совместное предприятие «Газпром нефти» и НК «Роснефть») стал не только полноценным добывающим активом, но и пилотной площадкой для апробации технологий разработки трудноизвлекаемых запасов Арктики.

Об успехах и планах «Мессояханефтегаза» Агентству нефтегазовой информации рассказал генеральный директор предприятия Виктор Сорокин.

 

– Виктор Викторович, вы возглавили «Мессояханефтегаз» в январе 2017 года, до этого занимали руководящие должности на нефтедобывающих предприятиях Югры и Восточной Сибири. Что дал вам год работы с точки зрения управленческого опыта? Были ли производственные ситуации, с которыми вы не сталкивались раньше?

– Этот год был, безусловно, сложным и многозадачным. Необходимо было выстроить не только технологические процессы, но и организационную структуру под новые задачи, связанные с добычей и эксплуатацией. На мой взгляд, все получилось: мы проверили на прочность инженерные решения, принятые на ранних стадиях проекта, перевыполнили обязательства по добыче и в 2017 году сдали в магистраль Заполярье – Пурпе 3,1 млн тонн нефти, реализовали несколько технологически сложных проектов в области геологии и бурения, справились с вызовами, которые ставила перед нами арктическая автономия, и в целом сформировались как полноценный добывающий актив.

– Накопленная добыча на Восточной Мессояхе превысила 5 млн тонн. Все идет по плану или возникают непредвиденные сложности?

– Непредвиденные сложности практически всегда говорят об управленческих просчетах. Сюрпризы – обычно следствие плохого планирования. На мой взгляд, хороший план – не тот, что реализуется с точностью до последнего пункта под звездочкой, а тот, которым можно управлять. На Мессояхе мы имеем дело с большим количеством неопределенностей. У нас в разработке – уникальные залежи, к которым не подступиться со стандартными технологиями. Накопленного опыта по работе с такими пластами в мире мало, а за каждой снятой на Мессояхе неопределенностью обнаруживаются две новые. Мы стараемся эффективно управлять изменениями и следовать при этом заданному вектору.

– С чем связаны неопределенности нынешнего этапа развития «Мессояхи»?

– Есть ряд вопросов по работе наземной инфраструктуры, скважинного оборудования, эффективности применения некоторых технологий. Но самый большой сегмент неопределенностей связан со структурой запасов, информации на этот счет у нас пока недостаточно. Сейчас мы разрабатываем максимум 30% территории лицензионного участка, и чтобы восполнить дефицит данных для дальнейшего развития, проводим агрессивную программу геологоразведочных работ, которая позволяет просчитывать действия на несколько шагов вперед.

– Работать с трудноизвлекаемыми запасами можно только постоянно повышая уровень технологичности. Какие технологии доказали свою эффективность на Мессояхе?

– Прошлый год на предприятии прошел под знаком «фишбонов» («рыбья кость» –конструкция скважины с несколькими ответвлениями, которая значительно повышает коэффициент охвата разрозненных нефтенасыщенных пропластков. – Прим. авт.). В эксплуатацию введено 14 подобных скважин, а в этом году их будет уже 21. При этом мы не просто «штампуем» «фишбоны», а развиваем технологию, работаем над увеличением количества «отростков» на скважине. Если до сих пор бурили по четыре – шесть «отростков», то в 2018-м попробуем сделать десять. Кроме того, в прошлом году мы построили первую в стране скважину с пятью обсаженными стволами по уровню сложности TAML-3 (TAML – международная классификация многоствольных скважин, цифра означает уровень сложности. – Прим. авт.), горизонтальную скважину с двумя пилотными и двумя боковыми стволами с высоким индексом сложности.

– Что сейчас происходит на Западно-Мессояхском месторождении – втором лицензионном участке актива?

– Почти 40 лет назад, в конце 70-х, на Западной Мессояхе был выполнен большой объем геологоразведочных работ, но тогда к этим залежам не смогли подобрать ключи – при том уровне прогнозирования, технологий и состояния инфраструктуры это вряд ли было возможно. Но остались скважины, которые мы сейчас расконсервируем для получения актуальных данных – они помогут нам эффективно разрабатывать эти запасы. Кроме того, Западно-Мессояхское месторождение является базисом в решении вопросов по утилизации попутного нефтяного газа Восточной Мессояхи. Впервые в «Газпром нефти» будет реализован проект, когда газ будет закачиваться в недра соседнего нефтяного месторождения. Схема такая: газ, полученный в ходе подготовки нефти, поступит на компрессорную станцию, потом по газопроводу протяженностью 54 км мы транспортируем его на Западно-Мессояхское месторождение, где закачаем в подземное хранилище – изолированный тектонический блок. Необходимую инфраструктуру построим к середине 2020 года, положительное заключение по проекту от Главгосэкспертизы получено.

– А возможно ли применение на «западе» «восточного» опыта разработки?

– Это вообще ключевая идея – использовать опыт разработки Восточной Мессояхи при освоении Западной. Геология у этих участков схожая, хотя проблем на «западе» больше. Но мы умеем работать с этими запасами, и это большой плюс с точки зрения эффективности дальнейшего развития территории.

– «Мессояханефтегаз» начал разработку глубоких горизонтов. Каковы перспективы этой работы?

– В «Мессояханефтегазе» этот проект получил название «Фаза 2». Это новый вызов для предприятия. Пласты лежат глубоко – от 2 до 3,2 км. Нефть там хорошая, легкая, в отличие от тяжелой, вязкой и холодной нефти верхних залежей. Но есть свои сложности и риски, с которыми сейчас важно научиться работать и извлекать углеводороды максимально безопасно и эффективно. Вообще же с глубокими горизонтами связаны большие ожидания: в 2019–2020 годах они станут основным драйвером роста добычи для актива.

– Как ключевой приоритет «Газпром нефти» – ноль несчастных случаев на производстве, отсутствие вреда людям, экологии и собственности компании при выполнении работ – влияет на деятельность разработчиков Мессояхи?

– «Цель – ноль», точнее, наше общее стремление к ней, создало такую реальность, при которой рассматривать вопрос производственной эффективности в отрыве от вопросов производственной безопасности стало невозможно. Все рекорды обнуляются, если в процессе операционной деятельности причинен вред жизни и здоровью человека, экологии или имуществу компании. Наша деятельность в области HSE – сложная, многоуровневая, проактивная работа, направленная на обучение работников предприятия и подрядных организаций, своевременную «зачистку» производственного поля от опасных условий и ситуаций, создание культуры безопасного производства. В эту работу вовлечен каждый сотрудник «Мессояхи», а первые лица предприятия взяли на себя лидерство в конкретных проектах. 

– Какую задачу на 2018 год вы считаете главной для «Мессояханефтегаза»?

– Думаю, что самая важная задача – обеспечить правильные настройки внутри команды, эффективное кросс-функциональное взаимодействие, условия для самореализации каждого сотрудника. Основной состав «Мессояхи» сформировался практически полностью, теперь нам нужно научиться работать как единый механизм. В 2017 году коллектив был на подъеме – новые реалии ставили новые вызовы, а значит, был азарт для поиска ответов на них. Но сейчас наступили будни – по-прежнему трудные и многозадачные, но при этом полные ежедневной производственной рутины. Если в проектной деятельности есть четкие границы старта и финиша, то режим эксплуатации – марафонская дистанция, требующая хорошего темпа и грамотного распределения сил. И здесь важно не потерять энтузиазм, продолжать работать с тем же напором и самоотдачей, что и раньше. Это тоже подвиг, только ежедневный и, наверное, менее заметный.

Просмотров 3481
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

09.02.2017
"ЦСМРнефть" предлагает новые подходы к подсчету-пересчету запасов зрелых месторождениий

15.05.2018 Данченко Владимир Иванович 1951

----То что сегодня имеется в распространенных программах не годится никуда. Для него всегда не хватает исходных данных, приходится работать со сплошными допущениями....
--------------------------------
Месторождение это электрическое поле, Цитата А.Хуршудов:-"То что сегодня имеется в распространенных программах не годится никуда. Для него всегда не хватает исходных данных, приходится работать со сплошными допущениями....(конец цитаты)
со всеми отсюда вытекающими.Вторичная пористость, проницаемость, это виртуальный образ геолога победы или неудачи. ГСМ .ГДМ, не имеет право на виртуальный образ, поскольку наука не имеет возможности создать эталон напряжённости поля, которое понимал, или чувствовал Губкин...но стеснялся сказать в слух. Уже созданы Реаниматоры такого поля, и возможно появятся на июньской международной выставке Нефть-газ. Под ником снижение заводнения продуктивного пласта. Скромно, но со вкусом.

08.05.2018
Ришат Вахитов: Глава госкорпорации должен отвечать за компанию по уставу и совести

10.05.2018 Сергей Задорнов 34 года

Истину говорит Вахитов. Вот в Тюменском районе отключили газ при +5 на улице. Люди мерзнут. В домах максимум +15. Вот и эжфективый менеджмент. Обещают, что плановый ремонт на газопроводе продлится 3 дня.

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

08.05.2018 Рим Арсланов

Олег Анатольевич. 18 мая будет собрание кредиторов. Информация недавно появилась на сайте angi.ru. Если у вас есть какая-то еще информация, свяжитесь с нами. Спасибо!

Индекс цитирования