Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Александр Хуршудов: Америка сильно нажимает на газ

Александр Хуршудов,эксперт Агентства нефтегазовой информации
14 октября 2019/ 07:01

Почти 9 лет я наблюдаю за изменениями в американской газовой промышленности, и сейчас, на мой взгляд, она находится на пике развития. Восторженные прогнозы сулят ей продолжение роста, по меньшей мере, еще на 6 лет, и я решил проверить, насколько они обоснованы. Как обычно, пишу для широкой аудитории; специалистов прошу не пенять за популярное изложение сложных вопросов.

  1. Добыча

В прошлом году американцы извлекли из своих недр 1048 млрд м3 природного и попутного нефтяного газа. Не весь он дошел до потребителей, 9,5% было закачано в продуктивные нефтяные пласты (преимущественно на Аляске, для повышения нефтеотдачи). После осушки и отделения газов-примесей EIA декларировало годовую добычу  товарного газа в объеме 862 млрд м3. На рис.1 показана динамика и распределение добычи по группам ее источников.

Рис.1

Добыча газа на старых (традиционных) месторождениях за прошедшие годы сократилась в 11,6 раза. Это не потому, что совсем выработаны пласты, при росте цен там еще можно что-то добыть. Но горная промышленность жаждет свежих запасов, как пьяница опохмелки, а их на давно открытых месторождениях, увы, нет.

В 1,8 раза снизилась добыча на морском шельфе, сейчас она составляет 31,2 млрд м3. Ранее освоенные залежи истощаются, но возможно освоение новых глубоких шельфов на восточном побережье и у берегов Аляски. Впрочем, перспективы там пока не ясны.

Добыча газа из низкопроницаемых (сланцевых) пластов выросла в 3,85 раза до 577,9 млрд м3. За последние 5 лет ежегодный прирост составил 50-55 млрд м3. Это очень много. Почти 43% сланцевого газа добывается на месторождениях Marcellus и Utica, которые недавно объединены в единый бассейн Appalachia.

Отборы попутного нефтяного газа за 8 лет увеличилась в 3,3 раза до 224 млрд м3. Заметьте, добыча нефти выросла вдвое, а попутного газа – втрое с приличным гаком. Добываемая нефть теперь в 1,65 раза больше насыщена газом, чем 9 лет назад. Запомним это обстоятельство, мы к нему еще вернемся.

Небольшой вопрос в том, насколько можно верить этим цифрам? Можно, не забывая о некоторых особенностях учета. Из данных EIA, например, следует что потери газа (сжигание на факелах и рассеивание в атмосфере) составляют ничтожную часть, 0,7%. Сомнительно. Другая деталь. Примерно 8,5% подготовленного газа используется, что называется, для собственных нужд – на отопление промыслов и газоперерабатывающих заводов, подогрев установок и питание компрессоров. Это немалая цифра, 72 млрд м3 в год, но она указана в разделе «потребление», хотя употребляет газ сама газовая промышленность. В целом есть впечатление, что EIA любые сомнения трактует в большую сторону; может быть, поэтому ВР приводит другую цифру газодобычи США, 832 млрд. м3. А ведь исходные данные у них одинаковы.

  1. Запасы в недрах

Очень важный показатель, поэтому вникнем в детали.

Подсчет доказанных запасов – это база нефтегазовой геологии, основа для всех последующих решений. Укрупненно он включает определение границ залежей, пористости пород, содержания в них нефти и газа и возможного коэффициента их извлечения при условии рентабельности добычи. Геологические параметры различаются по площади и глубине, технологии совершенствуются, а рентабельность зависит от цен, которые могут и расти, и падать. Поэтому для крупных месторождений подсчет запасов – штука очень сложная, требует 1,5-2 лет работы и делается крайне редко.

В 2011 году EIA оценило запасы газа на первом сланцевом месторождении Barnett Shale в 924 млрд м3. За последующие 8 лет было добыто 393 млрд м3 (рис. 2). Месторождение вступило в завершающую стадию разработки, бурение там прекратилось и можно проверить точность подсчета запасов.

 Рис.2. Добыча газа на месторождении Barnett Shale

Добыча газа из сланцев имеет ценную особенность: здесь эффективны повторные гидроразрывы пласта (ГРП). В среднем делают ежегодно по 3-4 операции в каждой скважине. Это позволило замедлить падение добычи, оно составило чуть меньше 10% в год. Простая экстраполяция показывает, что в ближайшие 10 лет будет добыто еще 190 млрд м3, а вот извлечение оставшихся 341 млрд м3, если и состоится, то займет многие десятилетия. Получается, что выполненный EIA подсчет запасов завышен на 20-25%, это приемлемая погрешность для пионерного месторождения. Но эти оценки всегда будут слишком оптимистичными.

Причина в том, что в основу отчетов EIA положены данные газодобывающих компаний. Они ежегодно проводят т.н. аудит запасов, для этого существуют специальные фирмы-оценщики. В результате их хорошо оплачиваемой работы, например, в 2017 году доказанные запасы Barnett Shale выросли на 68 млрд м3; при этом добыча стабильно падала. Мне не раз приходилось наблюдать, как аудиторы завышали запасы, иногда даже в разы, но обычно на 10-20%. А вот занижения их я никогда не встречал.

Две причины могут способствовать росту запасов в США: технологические новации и повышение цен. Это хорошо видно на рис. 3.

Рис.3

Здесь та же картина, что и в добыче: на старых (традиционных) месторождениях снижение в 3,4 раза, на морских – в 1,9 раза, запасы сланцевого газа выросли в 3,2 раза, попутного газа – в 2,8 раза. Пик 2014 года обусловлен и ростом цен, и массовым бурением скважин с длиной горизонтального ствола 2,5-3 км и 25-30 стадиями ГРП. А вот пик 2017 г. мне непонятен. Рост цен на 18,7% является сомнительным основанием для увеличения запасов сланцевого газа на 46,7%, а технологические резервы исчерпаны; увеличение числа стадий ГРП до 50 экономически себя не оправдало.

Прирост запасов попутного нефтяного газа с технической стороны понятен, но у этой медали есть и оборотная сторона. Трудноизвлекаемые запасы нефти всегда разрабатываются на истощение, вытеснять нефть водой в них нельзя, поэтому давление в пластах постоянно снижается. При низких давлениях попутный газ начинает выделяться из нефти прямо в порах пласта. Он движется к забою скважины вместе с нефтью, сильно затрудняя ее фильтрацию. Постепенно растет газо-нефтяной фактор (это соотношение дебитов газа и нефти), и скважина переходит на чистый газ с конденсатом. Процесс этот идет уже несколько лет. В результате растет число бездействующих скважин; в качестве примера приведу месторождение Bakken (рис. 4).

Рис.4

Примечание: разумеется, рост содержания газа в продукции не является единственным фактором, способствующим простою скважин. В 2010-2014 г.г. серьезным осложнением были прорывы воды. В прошлом году, когда нефтяные цены поднялись до $70-80, операторы вывели из простоя все, что хоть как-то шевелилось. Наконец, часть скважин просто ликвидируется. К примеру, в 2018 г. на Bakken выбыли из эксплуатационного фонда 417скважин. Но рост дебита газа – фактор решающий, ибо он является признаком истощения пласта.    

В целом состояние американских запасов газа оценить непросто. Формально их сумма равна 13,1 трлн м3, обеспеченность запасами (при текущем отборе 1 трлн м3/год) составляет 13 лет. Если оценка EIA завышена на 20%, то их хватит на 10,5 лет.

  1. Крупные месторождения

Гигантское месторождение Marcellus общей площадью 246 тыс. км2 расположено на территории пяти штатов: Пенсильвании, Западной Вирджинии, Огайо, Кентукки и Нью-Йорка, но в последнем оно не разрабатывается, там законом запрещен ГРП. Два года назад EIA выпустило подробный отчет об этом месторождении; на его основе приведу краткую характеристику.

Продуктивный пласт на глубинах 600-2000 м сложен плотными трещиноватыми сланцами. Средняя толщина его 15-20 м, на самых продуктивных участках достигает 150-180 м. Пористость породы варьирует в пределах 2-5%, проницаемость ничтожна мала.

Средний дебит скважин 52 тыс. м3/сут, для низкопроницаемых пластов это очень много. Пласт здесь осложнен крупными тектоническими нарушениями, они сильно увеличивают продуктивность, но могут спровоцировать слишком оптимистичную оценку запасов.

Эти оценки действительно различались в разы. Еще 8 лет назад EIA посчитало технически извлекаемыми сначала 11,6 трлн м3, потом 4 трлн м3. На 31.12.2017 доказанные запасы приняты в размере 3,5 трлн м3, за год они (исключительно путем пересчета) выросли на 47,2% (!!!). Однако, интенсивно разбуриваются наиболее богатые участки с толщиной пласта 20-60 м (рис.5). Всего здесь пробурено 12,5 тыс. скважин, Добыча в прошлом году составила 201 млрд м3 и продолжает расти. 

Рис.5. Карта продуктивности пробуренных скважин формаций Marcellus и Utica

Вторым призером в добыче газа в прошлом году неожиданно стал нефтяной район Permian Basin. Если 10 лет назад там из 150 тысяч скважин добывали всего лишь 8 млрд м3/год, то сейчас из 180 тыс. – 76 млрд м3. В 2017 году запасы газа района оценены в 904 млрд м3 , годовой прирост составил 67%.

Естественная газонасыщенность нефти здесь изменяется в пределах 100-250 м3/т. Фактически же из-за истощения старых скважин газо-нефтяной фактор вырос до 1000 м3/т. После массового бурения сланцев он постепенно снизился до 600 м3/т, но с начала прошлого года снова начал расти (рис.6). Похоже, Permian Basin повторяет историю формации Bakken в более сжатые сроки. Думаю, добыча газа в ближайшие годы продолжит свой рост, а вот про нефть то же утверждать не могу.

Рис.6

Третье место по добыче газа занимает месторождение Haynesville, расположенное в штатах Луизиана, Техас и Арканзас. Его площадь 23 тыс. км2. Здесь продуктивные сланцы находятся на глубинах 3-4,2 тыс. м, это несколько затрудняет бурение и проведение многостадийных ГРП. Скважины здесь дороже и бурятся примерно вдвое медленнее. Но зато толщина пласта существенно больше, 60-90 м.

Первый пик добычи газа на Haynesville (72 млрд м3) состоялся в 2012 г. Тогда EIA оценило его запасы в 836 млрд м3. С тех пор здесь пробурено около 5 тыс. скважин, добыча снизилась, долго держалась на уровне 50-60 млрд м3/год, но в прошлом году достигла 69 млрд м3 и сейчас продолжает расти. Похоже, операторы преодолели трудности, связанные с большой глубиной залегания пласта. В итоге доказанные запасы за один только прошлый год выросли в 2,76 раза (!!!) и теперь насчитывают 1017 млрд м3.   

На других сланцевых формациях добыча газа также немалая, но постепенно снижается. Eagle Ford в прошлом году добыл 45 млрд м3, Woodford – 29, Barnett – 27, Andarko – 25, Niobrara -21 млрд м3. Зато стабильно наращивает добычу нефтяной Bakken, она достигла 15 млрд м3/год. Но пора уже перейти к потреблению газа.

  1. Потребление

За прошедшие 8 лет потребление газа выросло на 24% и достигло 846 млрд м3 (рис.7).

Рис.7

Рост на собственные нужды составил 26%. Муниципальное потребление газа растет слабо и в общем балансе составляет 16-19%, Америка – страна теплая. Более существенно увеличилось потребление промышленностью (на 21,8%) и, особенно, электрогенерацией (на 44%).

США интенсивно использует открывшиеся возможности для перевода энергетики с угля на более экологичное газовое топливо. За прошедшие 9 лет потребление угля сократилось на 34%. Только вблизи месторождения Marcellus построены электростанции мощностью 6,7 ГВт. В прошлом году потребление газа электрогенерацией увеличилось до 301 млрд м3, в нынешнем его рост продолжается.

Все же возможности потребления газа внутри страны ограничены. Стоит отметить, что, несмотря на стимулирование, перевод на газ автопарка идет медленно. За 9 лет потребление автомобильного газа, хотя и выросло в 1,5 раза, но составило 1,2 млрд м3/год, немногим более 0,1% общей добычи. Поэтому США форсирует строительство объектов газового экспорта.

       5. Внешняя торговля

Десятки лет США были чистым импортером природного газа, получая его из Канады и Мексики. Но в 2017 г. в результате роста добычи и строительства терминалов СПГ экспорт газа превысил импорт (рис. 8). В прошлом году импорт составил 82, экспорт – 102 млрд м3.

Рис.8.

Более 70 % экспорта осуществлялось по трубопроводам в Канаду и Мексику. Из 30,7 млрд м3 экспорта сжиженного природного газа (СПГ) 23% направлены Ю.Корее, 17% - опять же Мексике, 11,5% - Японии, 8% - Китаю, 5% - Индии, небольшие объемы получили еще 26 стран.

Цены американского СПГ варьируют в интервале $140-250 за 1000 м3. С учетом дополнительных затрат на регазификацию они могут конкурировать с местными поставщиками только в Юго-Восточной Азии. Что касается Европы, то в прошлом году цены спот там колебались в интервале $170-360 за 1000 м3, средняя цена Газпрома составила $246. Но сейчас цены ЕС упали до $80. Поэтому Литва получила из США лишь 2 газовоза (108 млн м3) и удовлетворилась российским газом.

Четыре действующих экспортных терминала СПГ имеют общую мощность 38 млрд м3 (23 млн т) в год, в текущем году планируется запуск пятого и расширение существующих, в результате чего суммарная производительность удвоится. Ожидают рассмотрения в инстанциях еще примерно 25 проектов СПГ. Для таких объемов производства необходимы долгосрочные договоры и регулярные поставки, но с ними не так просто. На рис.9 показана динамика поставок американского СПГ в Европу; видно, что регулярностью они не страдают. Всего за 20 месяцев страны ЕС получили 11,5 млрд м3, это примерно 1,5% потребления ЕС.

Рис.9

Американский экспорт газа находится как бы между двух огней. Если растут внутренние цены газа, он становится невыгодным. А если внутренние цены сильно снизятся, экспорт будет ставить рекорды, но добывающие компании потерпят убытки и снизят добычу. Ситуация рискованна и для продавцов, и для покупателей, потому они и не склонны к долгосрочным контрактам. Впрочем, польская государственная компания PGNiG заключила контракт на 23 года  на весьма благоразумных условиях. Покупатель приобретает права на газ в точке отгрузки, доставка морем осуществляется за его счет. Если газ в Европе будет дешевле, он может переадресовать свою поставку в другие страны, в Америку или Азию. В текущем году запланированный объем газа (0,7 млрд м3/год) уже отгружен, при этом цены странно колебались в широком интервале $112-274 за 1000 м3. Транспортировка и разгрузка потребуют еще по $70, но есть возможность выгадать на порожняке газовозов. Короче, газовый рынок становится настоящим рынком, на котором правят торговцы, а производителю достаются объедки.

       6. Последние новости

Начало прошедшей зимы в США выдалось холодным, в ноябре газовые цены спот подпрыгнули до $145 за 1000 м3 к великой радости добывающих компаний. Счастье оказалось недолгим. С января стартовало падение, в августе цены достигли $78,4, это на четверть ниже, чем год назад. Одновременно на 11% сократилось бурение газовых скважин (рис.10). Те же процессы идут на нефтяных площадях, там число буровых станков уменьшилось на 18%, с 877 до 719 шт.

Рис.10

Пришлось подтянуть резервы – скважины, ранее пробуренные, но не освоенные. За 20 месяцев 2018-19 г.г. на месторождениях Marcellus и Utica число этих скважин уменьшилось на 251 шт. При таких темпах через 3,5 года законсервированных скважин в резерве не останется. Уже второй раз подъем в газовой отрасли сменяется спадом, и на этом пункте можно подвести итоги.

      7. Заключение

1.На ближайшие 6-7 лет перспективы газовой промышленности США выглядят вполне благоприятными. Они обеспечены запасами газа, быстрым ростом инфраструктуры внутреннего потребления и экспорта. Бурного роста добычи газа я не жду, но она вполне может на 10-15% превысить текущие уровни. Сдерживать ее будут ценовые качели.

2. Главным риском является слишком оптимистичная оценка доказанных запасов. Если выяснится, что они действительно завышены на 20-25%, то через 5-6 лет добыча начнет постепенно снижаться и на прежние уровни уже не вернется.

3. Думается мне, что доказанные запасы нефти и газа (как и других важнейших полезных ископаемых) постепенно утрачивают свое геологическое и экономическое значение. Они все больше становятся инструментом коммерческих, политических и прочих манипуляций.

В самом деле, разве не добывают нефть и газ с убытками? Разве закрывают скважины при резком падении цен? Да ничего подобного. Хрестоматийным примером здесь служит Chesapeake Energy, которая добыла за 13 лет 308 млрд м3 газа с чистым убытком $13,8 млрд. Убытки покрываются за счет легковерных акционеров, кредиторов, перепродажи активов, компенсируются доходом от свежих месторождений, есть и другие способы. К примеру, Россия так изящно преобразовала свое законодательство, что при снижении нефтяных цен налоги уменьшаются, и добыча не падает, а растет. Под бурные аплодисменты зарубежных потребителей. Природные ресурсы являются крупнейшим источником наживы и потому сейчас беспощадно эксплуатируются до полного истощения.

4. А коли так, то решающее значение приобретает фактическая отдача скважин. Там, где она высока, велики и реальные запасы. Но пока мы видим, что на всех сланцевых месторождениях эксплуатируются центральные части залежи, трещиноватые зоны, а на крыльях и пологих участках дебиты скважин на порядок меньше и быстро затухают. Там, разумеется, запасы тоже подсчитаны, но они виртуальны и будут в дальнейшем списываться.

5. Независимо от того, когда начнется снижение добычи газа, через 5 или 10 лет, никакими катастрофическими последствиями оно Америке не грозит. Ибо мировой рынок СПГ растет, как на дрожжах. Электростанции переводить обратно с газа на уголь не придется, экспортные терминалы без особых проблем реконструируются в импортные, а мировые запасы газа пока в 16,5 раз больше американских.

Просмотров 7010
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

02.07.2020
Елена Логинова: Коронавирус нанес сильный удар по индустрии выставок и конференций

02.07.2020 Заур

Печальные перспективы у этого сектора рынка, но хорошо, что хотя бы поиск форматов идёт

17.06.2020
Наталья Филина: В отказе отменить Государственную экологическую экспертизу нет заботы об окружающей среде

29.06.2020 Каприелов Константин Любнардович, 66 лет, PhD

Кобылкин прав на все 100%. Даже пояснять в чём прав не нужно.

23.06.2020
Павел Сорокин: Необходимо продолжать технологическое развитие нефтегазовой отрасли России

25.06.2020 Александр Хуршудов

Очередной финансист будет управлять нефтегазом. Комиссии, советы будет создавать, щеки надувать, по заграницам ездить. Изображать видимость работы за хорошую зарплату.

11.06.2020
В Белоруссии c июля станет платной зарядка электромобилей

22.06.2020 Римша Владислава

Абсолютно спокойно отреагировала на такие новости, потому что и так столько лет был тестовый бесплатный период.

16.06.2020
Видеоконференция Павла Завального: Перспективы и развитие газовых проектов в условиях кризиса

16.06.2020 Вахитов Ришат, 50 лет

Павел Николаевич,что надо предпринять , чтобы поднять статус нефтегазового инженера? Поднять качество подготовки инженеров в нефтегазовых вузах. Может,приблизить вузы к Минэнерго, нефтяникам, газовикам?

11.06.2020
Видеоконференция о ситуации с кадровым обеспечением нефтегазового комплекса в период кризиса

11.06.2020 Роман, Сургут, работаю в нефтяной отрасли

- Какие меры поддержки принимают компаниями. В том числе и нефтяными, для поддержки сотрудников. Насколько работа на «удаленке» показала свою эффективность, и возможен ли этот принцип работы в обычном режиме. Насколько у компаний хватает ресурсов, чтобы обеспечить сотрудникам удаленную работу?

03.06.2020
Доля России в польском импорте нефти в 2019 году сократилась до 61,5%

10.06.2020 Аноним

Похоже даже Польша сокращает свою зависимость от восточного агрессора.

25.05.2020
Станислав Митрахович: Германии нужен «Северный поток - 2», как гарантия стабильных поставок трубопроводного газа

06.06.2020 Ефимов Валерий Николаевич

Аргументом о нуждаемости Германии в геополитическом проекте СП в качестве "гарантии стабильных поставок трубопроводного газа" суть вещей перевернута с ног на голову, так как главный риск стабильности поставок прежде всего исходил от самого поставщика, что убедительным образом подтвердил оглушительный многомиллиардный проигрыш нахрапистой госмонополии в Стокгольмском арбитраже по спорам с покупателями Украины и Польши

02.06.2020
Сергей Макогон: "Турецкий поток" подорвет транзит газа через Украину в 2021 году

06.06.2020 Акиэ Като

Давно пора наращивать объёмы отечественной газохимии, газификации регионов, расширение использования газа в качестве топлива.
А то все смотрим на Европу.

Индекс цитирования