Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Константин Симонов: Нефтяным компаниям в России должно быть выгодно решать экологические задачи

23 мая/ 07:28

Москва. Нефтяные разливы, «историческое наследие» советских времен, нефтешлам, любые нефтегазовые загрязнения ведут к порой необратимым изменениям экологической обстановки. Нефтегазовые компании стремятся свести к минимуму риски для окружающей среды при разработке месторождений и  переходят на более рациональные способы добычи углеводородов.

О предотвращении основных экологических угроз со стороны нефтегазовой отрасли и проблемах, которые возникают в этой работе, Агентству нефтегазовой информации рассказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов:

 

- Известно, что основную экологическую угрозу со стороны нефтяной промышленности несут разливы нефтепродуктов. Обладает ли Россия набором средств и экспертных знаний, позволяющих избежать разливов нефти и нивелировать их последствия?

- Разливы нефти происходят не из-за дефицита технологий, а от неверных решений, стареющего оборудования и труб, от неправильного ремонта и нарушения технологий. Это, конечно, не говорит о том, что мы не умеем добывать нефть, используя при этом неверные приемы, которые приводят к разрушению экологической системы. Нет. Нефтеразливы происходят из-за неправильного применения существующих технологий.

Также значительная часть нефтеразливов случается из-за попыток сэкономить. Срабатывает принцип «скупой платит дважды», когда экономия на значимых технологических моментах в конечном счете приводит к нарушениям на месторождениях и разливам.

В будущем при добыче углеводородов на арктическом шельфе проблема разливов нефтепродуктов обретет совершенно другой смысл. Арктическая зона очень чувствительна к такого рода проблемам, там как раз таки отсутствуют технологии борьбы с разливами. Пока что не очень понятно, как там собирать нефть. В плане технологической оснащенности в Арктике проблемы будут. Но говорить об этом сейчас рано, еще большой вопрос, когда мы доберемся до нефтяных запасов шельфа. 

Дефицит технологий скажется не только в Арктике, но и на том же Бажене, где решений по борьбе с разливами тоже пока нет.  Но что касается основной массы добываемой нефти, то здесь остро стоит вопрос не технологий, а прежде всего безалаберности и желания сэкономить. Для примера возьмем использование китайского оборудования на месторождениях, которое устанавливается с целью экономии. Это сознательный выбор. Поэтому следует помнить, что все проблемы - рукотворные.

 

- Константин Васильевич, на ваш взгляд, за какой период времени в России удастся полностью избавиться от так называемого "исторического наследия" советских времен активной добычи нефти и газа?

- Это гигантская проблема, которая касается не только нефтяной индустрии, но и других сегментов ТЭК. Например, угольные шламы - колоссальный по сложности сюжет. В Госдуме ломают голову над законопроектом на эту тему.

Тут вопрос действительно непростой. Российские нефтяные компании являются наследниками старой советской индустрии. Мы знаем, что подходы к переработке нефтяных отходов тогда и сейчас совершенно разные. В Советском Союзе закрывали глаза на многие экологические нюансы. Возникает вопрос: кто теперь должен нести ответственность и кто должен заплатить за такое наследие?

Сейчас очень популярны красивые истории об уборке нефтяного мусора в Арктике, но это копейки по сравнению с реальными проблемами советского отрицательного экологического наследия.

К сожалению, налоговая нагрузка на отрасль увеличивается, налоговые решения, которые нужны отрасли, не принимаются. Получается, что при ситуации, когда возникнет идея увеличить косвенную налоговую нагрузку на отрасль, экологические сборы, которые тоже относятся к налогам, повышаются. Нефтегазовым компаниям сложно бороться с экологическими проблемами в таких условиях. Эта тема должна быть приоритетной не только со стороны нефтяной отрасли, но и государства. Если за данную проблему взяться сообща, на это удастся найти средства, то от «исторического наследия» можно будет избавиться в течение 7-10 лет. Но сколько это будет стоить и кто за это будет платить? Вопросов много, внятных ответов, к сожалению, пока нет.

 

- Какой инструмент может обеспечить комплексное управление экологическими рисками, а также привлечь дополнительное финансирование природоохранных и противоаварийных мероприятий?

- Инструментов всегда два – кнут и пряник. Здесь, я думаю, в качестве кнута можно использовать меры, которые уже есть, – штрафы за разливы, например.

В реальности же можно подумать и о прянике, который может выглядеть, как кнут. Возьмем те же экологические сборы, которые напрямую касаются и советского наследия, и нефтяных разливов, и ликвидации последствий аварий. С одной стороны, это в чистом виде косвенные налоги, с другой, если все-таки удастся создать гибкую стимулирующую налоговую систему, - не станет ли работа нефтяной отрасли эффективнее?

Как я уже говорил, у нас косвенные сборы с нефтяных компаний серьезно растут. Когда налоговая нагрузка увеличивается, то вряд ли стоит ожидать, что компании будут с удовольствием заниматься этой проблематикой. Всегда есть соблазн решить вопрос с регуляторами из-под полы. Наверное, неслучайно у нас при обысках чиновников Ростехнадзора находят миллиарды рублей. Это довольно показательные истории.

Я думаю, что здесь назрел довольно серьезный подход к реформированию этой системы. Необходимо предложить идеи, которые устроили бы и нефтяные компании, и государство. Например, можно часть экологических сборов назвать платой за углерод, и тем самым Россия смогла бы красиво выступить перед международным сообществом, или каким-то образом переупаковать эти налоговые выплаты, чтобы это поспособствовало активной работе нефтяных компаний над проблемами.

Как происходит сейчас: в России есть фиксированная нагрузка на отрасль, а государство к существующим сборам подкидывает домашнее задание в виде, например, тех же нефтеразливов. Конечно, после такого компании начинают искать лазейки для обмана. А если бы правительство выставляло на первый план приоритетные задачи и думало о том, как стимулировать к этому отрасль, то ситуация сложилась бы совершенно по-другому. Почему бы не предложить нефтегазовым компаниям увеличить экологические сборы за разливы, но в то же время сделать так, чтобы суммарные выплаты не увеличивались? Это один из тысячи вариантов.

Вот если бы государство из этого исходило и действительно считало такие технологии приоритетом, тогда бы оно в рамках существующей налоговой нагрузки эти решения принимало. Но, к сожалению, пока до такого умного управления налогами, с точки зрения правильного целеполагания, мы еще не дошли.

 

- Эксперты убеждены, что России необходимо использовать интенсивный подход к развитию нефтегазовой отрасли, который изначально ориентирован на улучшение экологической ситуации. В чем заключается такой подход, по вашему мнению?

- Экология как приоритет не может способствовать развитию нефтегазовой отрасли. Это слишком красивая картинка. Но другое дело, что современная нефтегазодобыча не может игнорировать экологическую тематику. Это очевидно. Мы понимаем, что природоохранные мероприятия - затратная история. Тут вопрос в другом. Нефтегазовая отрасль находится у той отметки, когда старая ресурсная база сокращается, и необходимо запускать новые проекты - гринфилды, идти на шельф, на Бажен, на другие ТРИЗы, где экологическая проблематика обязательно даст о себе знать, а отрасль должна будет прийти к новым экологическим стандартам.

Нефтяные компании не готовы к затратам, но это необходимо, и мы видим, что внимание к теме экологии растет. Это было видно и в процессе освоения Бованенковского месторождения, где предъявлялись требования к строительству железной дороги по тундре. Это будет касаться и Арктического шельфа, безусловно, как я уже говорил. Если не изменить систему, то мы легко можем получить славу губителей Арктики.

В современном мире никуда не уйти от экологической тематики и под ковер ее не замести.

Просмотров 3038
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

18.06.2018
Роман Самсонов: Цифровизация в РФ должна изменить управление нефтегазовой отраслью на всех уровнях

21.06.2018 Шраго Иосиф Леонидович, 60

Позволю себе немного критики.
Историческая:
1. Цифровизация началась не в 90-х.
Уже в 1968 г. под руководством Э. Е. Лукьянова создается макет станции контроля параметров бурения и проводятся ее испытания.
В 1972 г. приказом по Главтюменнефтегазу (В. И. Муравленко) в составе треста «Тюменьнефтегеофизика» (в Мегионской ПГК) впервые в стране создается служба контроля параметров процесса бурения, позже переименованная в службу геолого-технологических исследований (ГТИ).
В 1978 г. на Гомельском полигоне СПКБ БА (г. Речица) были успешно закончены испытания первой в стране полностью автоматизированной буровой установки Уралмаш 125А.
В 1987 г станция САОБ (Станция автоматизации и оптимизации бурения - развитие системы управления Уралмаш125А), как отдельное изделие, успешно прошла межведомственные испытания в г. Чернигов (Петрушевская площадь).
В те же годы СПКБ БА занималось проблемами распознавания нефтеностных скважин, предсказанием осложнений и всего прочего, что в статье приписано к задачам текущего дня.
Сущностная:
1. Непонятна логическая основа утверждения:- "Использование 3D-технологий позволяет нефтегазовым компаниям стать конкурентными на глобальном рынке". С чего вдруг красивые картинки, которые показывают на конференциях и совещаниях стали предпочтительнее системы, которая просто выдаст координаты, глубину и профиль скважины, которая даст оптимальный выход УВ? Или воспитанные на комиксах современные специалисты только картинки воспринимают? И при чем тут конкуренция на глобальном рынке, когда все используемые технологии визуализации разработаны ТАМ?
2. Следующее утверждение - "Большие перспективы есть, в частности, в области развития цифровых технологий для прогнозов и анализа геолого-технологических огромных массивов данных (Big data) с новыми системами визуализации подготовки принятия решений." выглядит крайне слабым, в связи с тем, что нет этих самых BigData геолого-технологических данных. А нет их потому, что десятилетиями уничтожается отрасль получения этих самых данных, а именно, службы ГТИ. Их стараются вовсе не использовать, не платить им. На тендерах РН годами используется принцип минус 15% от прошлогодних цен. Да и данных этих ГТИ запрашивают и используют самую малость - около 30 параметров, в то время, как станции могут дать около 700.
3. Если внимательно приглядеться к тем участкам текста, в которых говорится об успехах автоматизации, то видно - это относится к бизнес-процессам. Раньше это называлось электронный документооборот. Т.е. система, которая не позволяет нерадивому менеджеру сослаться на неполучение какого-либо запроса или директивы. Как было написано еще в 60-х годах - предполагалось, что компьютеры заменят существующий формат делопроизводства, но они стали теми костылями, которые удержали эту махину от полного распада. Так, внедрение электронного документооборота в СПБГУ привело к утроению бумажного документооборота. Красиво, я считаю.
4. Утверждение: - "Программа импортозамещения, простимулировавшая поиск альтернативных решений в России и странах БРИКС, уже дает не плохие результаты" также подлежит критическому осмыслению. Отсыл на зависимость от импорта в базовой части IT сферыв спекулятивен так как международные корпорации, изделия и ПО которых мы используем работают на все страны мира и потому, вполне чисты от различного рода закладок и каверз, поскольку будучи обнаружены, что не сложно, нанесут такой вред фирме-изготовителю, что поставит под сомнение сам факт ее существования. И проблем-то - покупайте честно лицензии и ничего вам за это не будет. С другой стороны, обсуждение этого вопроса в рамках БРИКС, подразумевает участие Китая в решении проблемы IT-самостийности, что, конечно, к самостийности не имеет никакого отношения, но и более опасно, чем обычно думают, ибо не далее как два года назад ведущим специалистам ГАЗПРОМа была продемонстрирована китайская закладка в ПО контролера обеспечивающего весь ввод/вывод на материнской плате персонального компьютера. С помощью этой закладки во время демонстрации было продемонстрировано полное отключение компьютера при попытке открыть документ с кодовым словом.
5. "Центр дистанционного управления и контроля за процессом проходки скважины уже больше похож на пульт управления космическим аппаратом, а процесс управления уже не связан с рутинными процессами сбора исходной информации." - в России всего пять поставщиков решений удаленного мониторинга строительства скважин и на сходство с пультом управления звездолетом они не то, что не претендуют - вовсе не тянут. Невозможно бурить скважину без сбора исходной информации, которая собирается с помощью датчиков.Также, невозможно бурить скважину без присутствия профессионала на ней, потому-что ГНВП вы удаленно не ликвидируете, да и вообще - буровики учатся пять лет в институте и всю жизнь на буровых. Наверное, это все потому, что профессия сложная. В качестве примера - при бурении на озере Восток, только одному человеку удавалось получить керны длиной свыше 70 см. Одному на все скважины всех групп из разных стран. Это информация к размышлению для всех любителей 3D- картинок, считающих, что остальное их программисты за пару месяцев нашкрябают. Так вот - не нашкрябают и за год.
6. Надежды на Сколково. Это очень модно и бюджетно-заманчиво - нет слов. НО. Напомню, что только в прошлом году Сколково умудрилось объявить конкурс на создание консорциума по геомеханическому моделированию, создать этот консорциум, а после, начать искать специалистов по проводке скважин и всего прочего, что связано с этим.
7. Цифровизация добычных скважин и 24 триллиона. Ну, про 24 триллиона много говорить не нужно - это много, и это главное, и никто на такие траты не пойдет. А вот про цифровизацию можно сказать следующее - устьевые арматуры на работающих скважинах никто менять не будет и дросселя с вкладышами как стояли там, так и будут стоять и гидродинамические испытания скважин для вывода их на оптимальный режим может провести только грамотный оператор лично на скважине. Для этого его надо учить. Средства для этого в стране есть. Цифровые. И давно.

21.06.2018
Специалисты "Газпромнефть-Муравленко" подтверждают высокую квалификацию

21.06.2018 Таня

Молодцы, конкурсы такого рода очень хорошо мотивируют становиться профессиональнее. Так держать!

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

20.06.2018 Лотарев Владимир Александрович, 67 лет

По имеющимся научным публикациям заслуживает внимания монография И.И. Нестерова "Нефтегазоносность глинистых пород Западной Сибири". Проблема в восприятии значимости естественных и техногенных процессов на геологическое пространство. Все наши подходы ко многим проблемам, как правило, "нафаршированы" заблуждениями. Мы изучаем нефтенасыщенные объекты и не уделяем должного внимания на процессы техногенеза, определяющие возможности добычи у/в. Знакомьтесь в интернете с моими работами, опубликованными в ИПНГ. Так же есть не последняя "Геологические аспекты техногенеза. Подробности при необходимости. С уважением, В.А.

18.06.2018
В Москве назначено повторное собрание кредиторов подрядчика "Ямал СПГ" - ООО "Ямалспецстрой"

19.06.2018 Дубров Вячеслав Игоревич 29

ну сомнений нет, что вахтовикам всё выплатят, на Ямал спг с этим строго. был случай, что через суд все выплатили рабочим и вопрос закрыт. я там сколько ни был, не было такого, чтобы народ кидали без денег после вахты.

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования