Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Иван Гиря: Благодаря всенародной помощи геологи справлялись со всеми трудностями - и природными, и рукотворными

14 марта/ 13:56

Тюмень. Геологоразведчики Западной Сибири в середине прошлого века открывали новые месторождения вопреки множеству трудностей. Главная из них, по мнению почетного разведчика недр, лауреата Ленинской премии, премии Совета Министров РСФСР Ивана Гири, заключалась не в природе, а в человеке. В конце февраля ветеран отрасли принимал поздравления с 85-летием.

В интервью Агентству нефтегазовой информации Иван Гиря рассказал о том, как добирался до своего первого места работы, о проблемах, с которыми сталкивались геологи, и конечно, об открытии Уренгоя.

– Иван Яковлевич, поделитесь первыми впечатлениями о Тюмени. Как она вас встретила?

– Я слово «Тюмень» впервые услышал в фильме «Сказание о земле Сибирской». Стало интересно, смотрю карту: Тюмень, Тюмень, где она?.. Вокруг населенных пунктов почти нет, и самое главное, что все окрестности заштрихованы, то есть болота кругом. Первая мысль: «Как там люди живут, как им там - тяжело?»

Окончил семь классов, поступил в техникум по специальности техника-электрика по производству аппаратуры автоматики и телемеханики, но там не получилось из-за стипендии, вернулся и окончил 10 классов. Поступил в нефтяной институт в Москве. Окончил его в 1956 году. Я и еще пять человек с нашего потока получили распределение в Тюмень.

Мы с другом сошли на железнодорожном вокзале в Тюмени, сдали полупустые чемоданы в камеру хранения. Пошли искать трест «Тюменьгеология». По московской привычке спрашиваем у первого милиционера, а в Москве у каждого милиционера был при себе большой справочник, и они могли ответить, куда идти. В Тюмени спросили у одного, у второго – никто не знает такую организацию и как до нее добраться, и это при том, что геология в Тюмени уже семь лет как работала.

Пошли по Первомайской – единственной улице с твердым покрытием – брусчаткой. Наконец увидели группу людей в брезентовой спецодежде и поняли, что это наши. Они-то нам и рассказали, как добраться до треста. Юрий Эрвье шутил по этому поводу: «Как геологов разместить, так обязательно за кладбищем». На улице Минской.

Там мы получили направление в Березово. Дорога была через Тобольск, но общественный транспорт до него не ходил, мы добрались на попутках, а далее - на теплоходе «Ленинский комсомол».

Дали нам комнату в общежитии. Пустую. Никакой мебели. Завхоз предложил сходить недалеко в овраг, там кто-то недавно старые кровати выбросил. Мы их собрали, а он нам дал матрасы, ну как матрасы – мешки. А наполнять их пришлось на конном дворе и не сеном, а объедками, которые лошади не едят. О подушках и речи не шло. Про досуг тоже особо не скажешь. Спросили, где радио. Завхоз ответил, что у него на 10 комнат один репродуктор, и нам как-то надо договориться, кто и когда его будет слушать. Ничего, обжились и начали работать.

Вот так мы приехали покорять Сибирь.

- С какими трудностями в работе столкнулись в первую очередь?

– Немногие помнят, но в начале работы, где-то с 1958 года, мы были ограничены в выборе места для строительства поселков из-за постановления правительства, которое подразумевало строительство ГЭС, и многие территории попадали под затопление. Товарищи из Гидростройпроекта предлагали возвести плотину у Салехарда и затопить практически всю Западную Сибирь. Борьба, конечно, велась на верхах. Областной комитет партии считал, что затопление месторождений - это преступление. Поэтому перед нами, геологами, ставилась задача как можно быстрей открыть месторождения. Благодаря открытию Усть-Балыкского, Шаимского, Мегионского и других перспективных площадок наши голоса стали весомей, и решение о строительстве плотины отменили.

Этим трудности не ограничивались. Несмотря на всенародную помощь геологам, были такие «крючки», от которых диву даешься - как можно было до этого додуматься! В 1966 году перед отпуском Эрвье меня отправил к строителям составить титульный лист на строительство для подготовки к освоению только что открытого Уренгойского месторождения. Там я взял справочник, по которому можно было выбрать постройки для нового поселения. Выбрал столовую, баню, клуб и другие общественные здания. А мне начальник говорит: «Ты неправильно выбрал!» А как же неправильно, вот же для России нормативы, а он мне: «То для России, а нам для Сибири и Дальнего Востока». Выходит, для Европейской части России на одну тысячу жителей положена баня на 60 мест, а для Сибири и Дальнего Востока - только 30 мест. Столовая точно так же - в два раза меньше мест. Мы – колония, что ли? Пошел к Эрвье, а он мне: «Что делать? Напиши, что у тебя три тысячи человек живет, а если спросят, то скажем, что мы делаем на перспективу».

Еще одна история случилась, когда я уже жил в Тюмени. Юрий Неёлов начал строить аэропорт в Салехарде. А в старом здании аэропорта кто не бывал, тот горя не знает. Я в нем насиделся столько, ожидая самолетов, открытый всем ветрам. Приятного мало. И ведь в прессе такой вой поднялся: «Ишь чего захотели! В такой глуши им подавай современный аэропорт». А мы что, не люди?

И ладно федеральная пресса, к ним присоединились и тюменские журналисты: «Зачем тратить народные деньги на строительство аэропорта?»

К чему я это говорю? А к тому, что трудности чаще всего были рукотворными.

Посмотрите на науку: если сравнить карты прогнозов открытия месторождений 60-х годов и сравнить с тем, что открыто сейчас, то они будут почти одинаковыми. Мы сделали огромный вклад, но были и противники, которые писали в министерства: «Зря вгоняем деньги в эти болота».

Или вот в Тюмени добыча уже перевалила за 300 миллионов тонн. Обсуждаем основные направления народного хозяйства на восьмую пятилетку (1966-1970 гг.). Прочитали, а о геологах - ни слова. Предложили вписать одну фразу: «Усилить геологоразведочные работы на нефть и газ». Отправили, а в ответ получаем: «Усилить геологоразведочные работы на нефть и газ, особенно в Европейской части страны». Приехали...

Добавлю несколько слов о любимой Украине, которая не столь добра теперь к нам (Иван Гиря родился 23 февраля 1933 года в селе Казанка Николаевской области УССР. – Прим. ред.). Они организовали экспедицию в Новый Уренгой. По решению министерства, чтобы нас усилить.

Часто общался с замминистра геологии УССР. Я у него спросил: «Почему Тюменская область приращивает запасы газа на 1 триллион в год, нефти - 1 миллиард в год. А вы газа 5 миллиардов в год, а нефти - 2 миллиона. Финансирование одинаковое». «У нас социальная нагрузка, мы не можем увольнять людей», – ответил он мне. Когда я в 1969 году попал на Украину по обмену опытом, увидел огромную разницу, как живут геологи там – коттедж с гаражом и ямой, и как мы ютимся, бьемся за каждый вагончик.

Несмотря на проблемы природные и рукотворные, мы все же справились, и результаты можем теперь предъявить.

– Когда пришла мысль о переносе Нарыкарской нефтеразведочной экспедиции из Ханты-Мансийского национального округа в район Уренгоя?

– Березовского газа едва хватало для самого населенного пункта. Ни о каком трубопроводе и думать было нечего.

В 1965 году мы с коллегой Александром Власовым прилетели к Эрвье с предложением закончить работу в Нарыкарах, потому что больших месторождений там нет и не предвидится. Нам предложили два варианта: Назымское месторождение около Ханты-Мансийска или Уренгой.

Вышли из кабинета и подумали, что Уренгой находился между Тазовским и Тарко-Сале (громадное Губкинское месторождение). Там были уже открыты месторождения. И мы выбрали Уренгой.

Но было условие: прежде чем окончательно решить вопрос о перебазировании, я должен был пробурить на Уренгойском месторождении одну скважину и получить фонтан газа.

Начали заниматься организацией бурения.

Все оборудование возили военными самолетами из Салехарда в Тарко-Сале, а оттуда - вертолетами на точку до Уренгоя. Точку бурения мы особо не выбирали, геофизики нам дали результаты своих работ, по ним и ориентировались.

Надо было размещать людей. А вагончики, которыми нас снабдили, ни один вертолет не брал. Поэтому выбрали место жительства на территории бывшего лагеря заключенных, который к тому времени был законсервирован. Наши строители отремонтировали пару бараков, котлопункт, столовую. Собирали станок буровой, и то одного не хватает, то другого. Но все-таки сложности преодолели и станок собрали. Послали бригаду бурильщиков, в начале мая стали бурить, в конце завершили. Провели исследования и выяснили, что попали на крупное месторождение газа. А 6 июня 1966 года получили мощный фонтан газа, каких в Березово не получали никогда. И вопрос о перебазировании сразу решился.

- Какие чувства испытывали, когда получили первый фонтан газа в Уренгое?

- Нам было особо не до чувств. Это была наша работа. Конечно, фонтанам мы всегда радовались, но здесь было чувство неопределенности, загадки, которая разрешилась, и стало понятно, куда едем дальше.

Теперь перед нами стояла задача собрать станки нашей партии для бурения. Они были раскиданы по тайге. Нужно было их разобрать и по воде отправить до Уренгоя, а это 700 километров.

Но потихоньку начали обживать, сначала отремонтировали бараки лагерные, потом вагончики подвезли. Позже с первой баржей из Нарыкара отправили пилораму. Стали пилить лес, строить здания. К 7 ноября 1967 года открыли клуб на 120 мест, и по случаю 50-летия советской власти провели там торжественное заседание. А потом возвели столовую, детсад, школу.

- Быстро росло поселение?

– Я привез с собой экспедицию, около 400 человек вместе с семьями, и только школьников было 90 человек. В октябре 1966 года мы организовали девять классов. Из первых двух домов, которые нам построили, я распорядился один отдать бригаде первооткрывателей, а второй дом - под школу. Ее открыли 1 октября, к 1 сентября не успели. Учителями были жены наших работников. Все было хорошо, но через два месяца ко мне приходит директор и говорит: «Вы нам помогаете, спасибо. А зарплату нам должно платить управление народного образования в Салехарде. Но не платит, потому что школа внеплановая. А детей мы должны отправить в другие школы-интернаты».

А я перед этим с чиновниками договаривался, что вот переезжаем, у нас будет школа, все расходы берем на себя. А с них учебные пособия и зарплата учителям. Мне сказали, что все будет хорошо. Теперь я им звоню, а они говорят, что школы в плане нет. Я, значит, уговорил буровиков ехать со мной с семьями, а теперь я им скажу, чтобы они детей куда-нибудь отправили?

Ну я сразу обратился к первому секретарю обкома КПСС Щербине и моему начальнику Эрвье отправил телеграмму. На следующий день получаю телеграмму: «Школа будет работать, зарплату получат». Обиделись на меня, конечно, работники народного образования. Видимо, досталось им там, но и меня надо понять, я работников привез с семьями за две тысячи километров на Север. А через три года мы уже поставили настоящую школу, по всем правилам.

Ну так нас набралось уже человек 700. Объемы работ по геологоразведке росли и требовалось еще больше рабочих и специалистов.

 

В честь Ивана Гири в Уренгое названа улица. За открытие крупных и уникальных месторождений природного газа в северных районах Западной Сибири, их эффективную разведку и подготовку промышленных запасов Ивану Гире в числе группы специалистов в 1970 году присуждена Ленинская премия. 

Кроме того, он награжден орденами Трудового Красного Знамени (1966), «Знак Почета» (1981), медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970), «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» (1983), «За заслуги в разведке недр» (1983) и др. Удостоен бронзовой и золотой медалей ВДНХ за разработку и внедрение новых технологий в геологоразведочное производство (1976, 1978). Отмечен знаком «Отличник разведки недр» (1983).

В 1987 году Ивану Гире присуждена премия Совета Министров РСФСР «За создание и освоение в производстве высокоэффективной техники, прогрессивной технологии и новых материалов 1986 года».

Просмотров 1121
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

22.06.2018
Хачатуров признал личный кабинет потребителя газа "филькиной грамотой"

23.06.2018 Алексей Аксёнов 37 лет

Сталкивался с беспределом этой организации и рад, что это наконец озвучено официально. Надеюсь, что учитывая рейтинг самого цитируемого изадания ТЭК, будет распространяться и попадёт к высшему руководству Газпрома. Может наведут порядок

18.06.2018
Роман Самсонов: Цифровизация в РФ должна изменить управление нефтегазовой отраслью на всех уровнях

21.06.2018 Шраго Иосиф Леонидович, 60

Позволю себе немного критики.
Историческая:
1. Цифровизация началась не в 90-х.
Уже в 1968 г. под руководством Э. Е. Лукьянова создается макет станции контроля параметров бурения и проводятся ее испытания.
В 1972 г. приказом по Главтюменнефтегазу (В. И. Муравленко) в составе треста «Тюменьнефтегеофизика» (в Мегионской ПГК) впервые в стране создается служба контроля параметров процесса бурения, позже переименованная в службу геолого-технологических исследований (ГТИ).
В 1978 г. на Гомельском полигоне СПКБ БА (г. Речица) были успешно закончены испытания первой в стране полностью автоматизированной буровой установки Уралмаш 125А.
В 1987 г станция САОБ (Станция автоматизации и оптимизации бурения - развитие системы управления Уралмаш125А), как отдельное изделие, успешно прошла межведомственные испытания в г. Чернигов (Петрушевская площадь).
В те же годы СПКБ БА занималось проблемами распознавания нефтеностных скважин, предсказанием осложнений и всего прочего, что в статье приписано к задачам текущего дня.
Сущностная:
1. Непонятна логическая основа утверждения:- "Использование 3D-технологий позволяет нефтегазовым компаниям стать конкурентными на глобальном рынке". С чего вдруг красивые картинки, которые показывают на конференциях и совещаниях стали предпочтительнее системы, которая просто выдаст координаты, глубину и профиль скважины, которая даст оптимальный выход УВ? Или воспитанные на комиксах современные специалисты только картинки воспринимают? И при чем тут конкуренция на глобальном рынке, когда все используемые технологии визуализации разработаны ТАМ?
2. Следующее утверждение - "Большие перспективы есть, в частности, в области развития цифровых технологий для прогнозов и анализа геолого-технологических огромных массивов данных (Big data) с новыми системами визуализации подготовки принятия решений." выглядит крайне слабым, в связи с тем, что нет этих самых BigData геолого-технологических данных. А нет их потому, что десятилетиями уничтожается отрасль получения этих самых данных, а именно, службы ГТИ. Их стараются вовсе не использовать, не платить им. На тендерах РН годами используется принцип минус 15% от прошлогодних цен. Да и данных этих ГТИ запрашивают и используют самую малость - около 30 параметров, в то время, как станции могут дать около 700.
3. Если внимательно приглядеться к тем участкам текста, в которых говорится об успехах автоматизации, то видно - это относится к бизнес-процессам. Раньше это называлось электронный документооборот. Т.е. система, которая не позволяет нерадивому менеджеру сослаться на неполучение какого-либо запроса или директивы. Как было написано еще в 60-х годах - предполагалось, что компьютеры заменят существующий формат делопроизводства, но они стали теми костылями, которые удержали эту махину от полного распада. Так, внедрение электронного документооборота в СПБГУ привело к утроению бумажного документооборота. Красиво, я считаю.
4. Утверждение: - "Программа импортозамещения, простимулировавшая поиск альтернативных решений в России и странах БРИКС, уже дает не плохие результаты" также подлежит критическому осмыслению. Отсыл на зависимость от импорта в базовой части IT сферыв спекулятивен так как международные корпорации, изделия и ПО которых мы используем работают на все страны мира и потому, вполне чисты от различного рода закладок и каверз, поскольку будучи обнаружены, что не сложно, нанесут такой вред фирме-изготовителю, что поставит под сомнение сам факт ее существования. И проблем-то - покупайте честно лицензии и ничего вам за это не будет. С другой стороны, обсуждение этого вопроса в рамках БРИКС, подразумевает участие Китая в решении проблемы IT-самостийности, что, конечно, к самостийности не имеет никакого отношения, но и более опасно, чем обычно думают, ибо не далее как два года назад ведущим специалистам ГАЗПРОМа была продемонстрирована китайская закладка в ПО контролера обеспечивающего весь ввод/вывод на материнской плате персонального компьютера. С помощью этой закладки во время демонстрации было продемонстрировано полное отключение компьютера при попытке открыть документ с кодовым словом.
5. "Центр дистанционного управления и контроля за процессом проходки скважины уже больше похож на пульт управления космическим аппаратом, а процесс управления уже не связан с рутинными процессами сбора исходной информации." - в России всего пять поставщиков решений удаленного мониторинга строительства скважин и на сходство с пультом управления звездолетом они не то, что не претендуют - вовсе не тянут. Невозможно бурить скважину без сбора исходной информации, которая собирается с помощью датчиков.Также, невозможно бурить скважину без присутствия профессионала на ней, потому-что ГНВП вы удаленно не ликвидируете, да и вообще - буровики учатся пять лет в институте и всю жизнь на буровых. Наверное, это все потому, что профессия сложная. В качестве примера - при бурении на озере Восток, только одному человеку удавалось получить керны длиной свыше 70 см. Одному на все скважины всех групп из разных стран. Это информация к размышлению для всех любителей 3D- картинок, считающих, что остальное их программисты за пару месяцев нашкрябают. Так вот - не нашкрябают и за год.
6. Надежды на Сколково. Это очень модно и бюджетно-заманчиво - нет слов. НО. Напомню, что только в прошлом году Сколково умудрилось объявить конкурс на создание консорциума по геомеханическому моделированию, создать этот консорциум, а после, начать искать специалистов по проводке скважин и всего прочего, что связано с этим.
7. Цифровизация добычных скважин и 24 триллиона. Ну, про 24 триллиона много говорить не нужно - это много, и это главное, и никто на такие траты не пойдет. А вот про цифровизацию можно сказать следующее - устьевые арматуры на работающих скважинах никто менять не будет и дросселя с вкладышами как стояли там, так и будут стоять и гидродинамические испытания скважин для вывода их на оптимальный режим может провести только грамотный оператор лично на скважине. Для этого его надо учить. Средства для этого в стране есть. Цифровые. И давно.

21.06.2018
Специалисты "Газпромнефть-Муравленко" подтверждают высокую квалификацию

21.06.2018 Таня

Молодцы, конкурсы такого рода очень хорошо мотивируют становиться профессиональнее. Так держать!

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

20.06.2018 Лотарев Владимир Александрович, 67 лет

По имеющимся научным публикациям заслуживает внимания монография И.И. Нестерова "Нефтегазоносность глинистых пород Западной Сибири". Проблема в восприятии значимости естественных и техногенных процессов на геологическое пространство. Все наши подходы ко многим проблемам, как правило, "нафаршированы" заблуждениями. Мы изучаем нефтенасыщенные объекты и не уделяем должного внимания на процессы техногенеза, определяющие возможности добычи у/в. Знакомьтесь в интернете с моими работами, опубликованными в ИПНГ. Так же есть не последняя "Геологические аспекты техногенеза. Подробности при необходимости. С уважением, В.А.

18.06.2018
В Москве назначено повторное собрание кредиторов подрядчика "Ямал СПГ" - ООО "Ямалспецстрой"

19.06.2018 Дубров Вячеслав Игоревич 29

ну сомнений нет, что вахтовикам всё выплатят, на Ямал спг с этим строго. был случай, что через суд все выплатили рабочим и вопрос закрыт. я там сколько ни был, не было такого, чтобы народ кидали без денег после вахты.

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования