Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Россия оказалась в ловушке высоких цен на нефть из-за сделки ОПЕК+

Ведомости
28 декабря 2017/ 09:04

За минувшие три года цена на нефть драматически падала, в начале 2016 г. опускалась до минимумов 2004 г. Это в 2015 г. привело к сокращению нефтяных доходов бюджетов главных стран-производителей: Саудовской Аравии (дефицит был 15% ВВП) и России (дефицит был 2,6% ВВП). Низкие цены на нефть стимулировали двух главных участников сделки ОПЕК+ пойти к соглашению о снижении добычи. Год назад сделка начала действовать, по ней страны ОПЕК+ должны были сократить добычу на 1,8 млн барр. в сутки. Из них Россия – на 300 000 барр.

Добиться полного исполнения договоренностей удалось не сразу. Россия начала сокращать добычу постепенно и полностью выполнила свои обязательства к маю, рассказывал министр энергетики Александр Новак за несколько дней до очередной встречи участников ОПЕК+ в Вене. После нескольких месяцев переговоров и рекомендаций президента России Владимира Путина сделку продлили до начала 2019 г. Но самое главное – страны ОПЕК, пожалуй, впервые в своей истории так дисциплинированно исполняют соглашение по ограничению добычи, говорит вице-президент Moody’s Денис Перевезенцев.

Страх держит в узде

«К драматическому падению цен на нефть привело развитие сланцевой добычи в США с начала 2000-х гг. В сочетании с желанием ОПЕК сохранить высокую долю на мировом рынке это привело к превышению спроса над предложением, росту коммерческих запасов и падению цен», – отмечает Перевезенцев. Страны ОПЕК до начала этого года не снижали добычу, в том числе чтобы заставить производителей сланцевой нефти прекратить добычу. В 2014 г. (когда цены на нефть были еще высокими) себестоимость добычи на сланцевых месторождениях достигала $65–85 за 1 барр., говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. После того как цены упали, производителям сланцевой нефти в США пришлось снижать издержки и внедрять новые технологии. «В итоге им удалось снизить среднюю себестоимость примерно до $23 за 1 барр. Для сравнения: в Саудовской Аравии себестоимость добычи – $9 за 1 барр., в России – около $18–19 за 1 барр.», – говорит Нестеров.

«Когда стало понятно, что сланцевую революцию нельзя остановить низкими ценами на нефть, странам ОПЕК и России все же пришлось договориться о снижении добычи. Многие страны начали опасаться политических изменений из-за пустой казны», – поясняет собеседник в крупном рейтинговом агентстве. Вся ОПЕК, в которую Россия не входит, сейчас добывает 32,4 млн барр., или треть от мирового потребления. Россия и Саудовская Аравия – крупнейшие участники сделки, первая сейчас добывает по 10,9 млн барр. в сутки, вторая – по 9,9 млн.

В результате сделки запасы нефти в странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), упали с 330 млн до 140 млн барр. к показателю средних значений за пять лет, напоминает Перевезенцев.

Доля рынка

На нефтяные цены помимо эффекта сдерживания добычи странами – участниками соглашения ОПЕК+ влияют рост добычи сланцевой нефти в США, а также традиционной нефти в таких странах, как Бразилия и Канада, динамика складских запасов нефти в мире, а также рост спроса на нефть, напоминают Нестеров и аналитик Fitch Дмитрий Маринченко. Из-за сокращения добычи по сделке ОПЕК+ на 1,8 млн барр. в сутки цена на нефть стабилизировалась выше $50 за 1 барр.

И Россия, и Саудовская Аравия довольны сделкой. России нужны высокие цены на нефть, чтобы без проблем провести выборы президента в марте 2018 г., считает Нестеров. Саудовской Аравии надо продать 5%-ную долю в крупнейшей нефтяной компании мира – Saudi Aramco – и привлечь до $100 млрд. Ей это нужно, чтобы наполнить пострадавший от падения нефтяных цен бюджет (кроме того, страна взяла курс на диверсификацию экономики). Высокие цены на нефть нужны, чтобы план удался, говорит Нестеров. При этом Саудовская Аравия не хочет девальвировать свою валюту, несмотря на слабые цены на нефть, говорит Маринченко.

Снижение добычи уже привело к тому, что доля российской нефти на мировом рынке снизилась на 0,4 п. п. до 11,1%. За счет роста спроса и снижения предложения основным бенефициаром сделки ОПЕК+ стали США: добыча увеличилась на 6,5% до 9,7 млн барр. в сутки, соразмерно выросли их доходы. Благодаря развитию технологий сланцевой добычи американские производители смогли снизить себестоимость добычи до $30–40 за 1 барр., что при текущей цене позволяет им работать с прибылью, при том что этот сектор перестал быть «токсичным» для кредиторов, говорит Перевезенцев.

Выхода нет

Но Россия и Саудовская Аравия попали в ловушку: непонятно, как страны будут выходить из сделки после 2018 г., говорят опрошенные эксперты. Повлияла сделка и на российских производителей. К примеру, «Роснефть» перенесла запуск двух новых месторождений с 2018 г. на более поздний срок. Представители этой компании, как и их коллеги из «Газпром нефти», «Лукойла» и «Татнефти», не ответили на вопросы «Ведомостей».

Нестеров считает, что цены в ближайшие годы «зависли» в диапазоне от $40 до $70 за 1 барр., им не дают подниматься производители сланцевой нефти, а также новые страны, увеличивающие производство вроде Бразилии, Канады и др. Ниже им не дают упасть участники соглашения ОПЕК+, снижающиеся складские запасы и растущий спрос на жидкое углеводородное топливо. Поэтому будущий год может оказаться спокойным, говорит Нестеров. Маринченко, напротив, считает, что участники сделки могут устать от сделки и у некоторых из них может возникнуть иллюзия, что добычу нефти можно будет увеличить, захватить дополнительную долю рынка и при этом не разрушить хрупкий баланс на рынке. «Пока никто не знает, как выйти из сделки ОПЕК+, не обрушив цен», – говорит Перевезенцев.

«Эта сделка работает, несмотря на скептическое отношение многих участников к ней год назад», – говорит Перевезенцев. На данный момент соглашение ОПЕК+ позволило стабилизировать рынок и существенно повысило цены на нефть. С учетом рисков растущего предложения со стороны стран, не входящих в соглашение ОПЕК+, говорить о сворачивании сделки до середины 2018 г. преждевременно, считает он. Нестеров отмечает, что мировой спрос на нефть будет расти примерно на 1–1,5% в год. «При выходе из сделки есть наиболее вероятный сценарий: участники ОПЕК+ попытаются договориться о контролируемом увеличении добычи. Единственная опасность – некоторые участники перестанут соблюдать соглашение и откроют краны, что снова уронит цены», – говорит Маринченко.

Представитель Минэнерго не ответил на вопросы «Ведомостей».

Просмотров 919
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

11.06.2018 Александр Хуршудов

Ну вот, пришло понимание проблемы. А сколько крику-то было, сколько перспектив насчитано....

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования