Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Владимир Салтыков: В Тазовской экспедиции я понял, как богата Сибирь своими недрами

14 августа 2017/ 10:03

Тюмень. Для  нефтяника-газовика в третьем поколении Владимира Салтыкова профессия – дело семейное. Владимир Валентинович родом из Чечни, сорок лет трудился на месторождениях Западной Сибири. Участвовал в открытии более 56 месторождений, среди которых гиганты - Уренгойское, Ямбургское, Заполярное. Работал заместителем начальника знаменитой Тазовской нефтегазоразведочной экспедиции, генеральным директором ЗАО "Роспан Интернешнл". Вместе с Фарманом Салмановым покорял Ачимовские отложения. Восстанавливал геологоразведку Крымского полуострова. На его счету – кандидатская и докторская диссертации, множество научных работ, огромный опыт. О выборе профессии, жизненном пути и проблемах современной геологии Владимир Салтыков рассказал в интервью Агентству нефтегазовой информации.

- Владимир Валентинович, что повлияло на Ваш выбор профессии? 

- Моя профессия – это семейное дело. Я нефтяник-газовик в третьем поколении. Дед был управляющим «Ташкаланефти» в Чечне. Отец – бурильщиком, возглавлял бригаду там же, в Чечне. Так сложилось, что мы всегда жили в нефтяных поселках. Я с детства был пропитан духом нефтянки. Поэтому после армии в 1972 году я поступил в Грозненский нефтяной институт и закончил его по специальности «Эксплуатация нефтяных и газовых скважин». Получил квалификацию – горный инженер.

- В 1977 году Вы переехали на Ямал. Вспомните, как Вас встретил северный край.

- Сразу на Ямал я не попал. После института мы, представители Чечено-Ингушской Республики - чеченец, ингуш и я, терский казак – распределились в Тюмень. Это произошло благодаря Фарману Курбановичу Салманову, который тогда еще работал главным геологом Главтюменьгеологии. Он и пригласил меня сюда.

Если помните, в то время модно было быть геологом-математиком, все хотели остаться при институтах. Однако у меня уже было двое детишек, и мы с женой планировали поехать на север в Заполярье. Так и вышло: Фарман Курбанович сказал, что отправляет меня к Василию Тихоновичу Подшибякину в «Ямалнефтегазгеологию». Сначала мы приехали в Лабытнанги, где в то время находилось это объединение, и оттуда уже Подшибякин направил меня в Тазовский район, в поселок Газ-Сале, в Тазовскую нефтегазоразведочную экспедицию (ТНГРЭ). Мое семейное положение и наличие детей тоже в этом сыграло свою роль. В Газ-Сале предоставляли жилье. Сначала это был, конечно, балок, затем – общежитие. Но и квартиру ждать пришлось не так долго.

В центре: бывший вице-губернатор Ямало-Ненецкого Автономного Округа (ЯНАО), один из основателей НОВАТЭКа Иосиф Левинзон, Владимир Салтыков

- Тазовская нефтегазоразведочная экспедиция подарила целую серию крупнейших месторождений, многие из которых стали и еще долгие десятилетия будут основой экономической стабильности России. Вы осознавали масштаб своих открытий? 

- В то время ТНГРЭ была крупнейшей экспедицией в Главке – поселок насчитывал вместе с семьями где-то тысяч десять жителей. Помимо бурения и геологоразведки здесь выполнялись работы по вышкостроению и испытанию скважин, проводилась защита запасов месторождения, велись подсчеты. Сразу по прибытии в экспедицию я занял должность оператора по исследованию скважин в бригаде моего друга и учителя, заслуженного геолога России Алексея Борисовича Мыльцева. Тогда я понял, насколько матушка-Сибирь богата своими недрами, и какая работа мне предстоит. В Тазовской экспедиции я проработал более 15 лет.

- Какие события в Вашей профессиональной деятельности считаете самыми значимыми?

- Наверное, дальнейшие занятия научной деятельностью. В 2001 году я защитил кандидатскую диссертацию по буровым растворам. Затем продолжил это дело и в 2008 защитил уже докторскую диссертацию. Мне посчастливилось работать под руководством великого геолога современности Фармана Салманова, таких людей, как Анатолий Брехунцов, Михаил Палашкин,  Николай Яснев и многих других. После переезда в Новый Уренгой я возглавил УБР-2 в «Тюменьбургазе» и через два года я стал начальником Новоуренгойской нефтегазоразведочной экспедиции.

Следующий этап – «Роспан Интернешнл», который мы начинали с нуля. Обустроили Восточноуренгойское и Новоуренгойское газоконденсатные месторождения.

Потом наступили девяностые годы, начались всякого рода рейдерские захваты. ТНК поглотило «Роспан». Помню, Фарман Курбанович очень болезненно переживал этот период. Слава богу, сейчас «Роспан» находится под юрисдикцией Роснефти. Это чудесное предприятие с хорошими запасами и возможностями.

Первое руководство "Роспан Интернешнл"

- Владимир Валентинович, как из Западной Сибири Вы попали в Крым?

- В марте 2015 года я прибыл в Крым по приглашению правительства полуострова. В то время был переходный период, поэтому пришлось немножко поработать в боевой обстановке. Были и провокации. В Крыму первым делом приехал на самоподъемные буровые установки и вывел их по приказу главы Республики Крым в безопасное место. Их было всего четыре: две установки пятого поколения, самые современные производства Сингапура, созданные по современным американским технологиям. И две наши, старые. Собирался проработать год, но так получилось, что отработал в два раза больше. И вернулся в Тюмень.

- Одна из самых важных, как для работодателей, так и для самих работников отрасли – гордость за рабочую профессию и право называться нефтяником и газовиком. Почему, на Ваш взгляд, произошёл спад в профессии геолога, ведь в 60-80 годы все начиналось довольно успешно? 

- Мы с Салмановым очень серьезно занимались этим вопросом. Он до конца своих дней старался геологию возродить… Что касается геологоразведочных работ, я и сегодня считаю, что это должна быть прерогатива государства. Геология всегда находилась на балансе страны, и запасы принадлежали всем. Сейчас получается, что даже такие большие компании как ЛУКОЙЛ, Газпром, Роснефть, Русснефть и другие, хотя и занимаются геологоразведкой, но ведут ее в недостаточных объемах. Нынешнее Министерство природных ресурсов и экологии взяло на себя функцию выдачи лицензий, соглашений, контроля за ГРР, а самой геологией там и не пахнет. Сегодня не выполняется даже и десятой доли тех объемов, что мы бурили в Главке (Главтюменгеологии – прим. ред).

Если бы Бог дал Салманову пожить подольше, и не перевели бы его в Москву первым заместителем министра, я почти уверен, что мы создали бы громадное тюменское предприятие по добыче нефти и газа, и геология была бы самодостаточной, по крайней мере, в нашем регионе, а там бы и другие подтянулись. Да, сейчас президент страны Владимир Путин уделяет этому внимание, однако пока еще недостаточно.

Мы ведь и «Роспан» с Фарманом Курбановичем не просто так создали. Он не стал разрабатывать, допустим, Сеноманские залежи на 1100 метрах, добыть углеводороды из которых достаточно легко. Мы взяли Ачимовку с пластовыми давлениями до 600 атмосфер. И, вы знаете, «Роспан» стал первым, кому Ачимовка покорилась. Сегодня эти месторождения работают, дают серьезные объемы газа, доразведка сделана, то есть, помимо эксплуатационного бурения мы еще восстанавливали и старый фонд, который работает по сегодняшний день.

Слева направо: Владимир Салтыков, президент Группы компаний «СибНАЦ» Анатолий Брехунцов, советский геолог, первооткрыватель сибирской нефти Фарман Салманов, бывший главный геолог ПГО «Уренгойнефтегазгеология», генеральный директор ОАО «Уренгойнефтегазгеология» Салех Гаджиев

- Что, на Ваш взгляд, сегодня могло бы способствовать повышению престижа рабочих профессий в нефтяной отрасли? 

- Первое – это отношение к самим детям, студентам. У меня внук и внучка пошли по моей стезе, то есть, получается, четвертое поколение нефтяников в нашей семье (мои дети все юристы). Внук недавно окончил университет и скоро поедет работать в «Роспан». Когда мы были молодыми специалистами, знали, что получив рабочее место, мы будем обеспечены подъемными выплатами, закрепленными местами… В будущем можно было перевезти свою семью, получить жилье. Сейчас детей практически не стимулируют. На мой взгляд, стоит взять немножко из опыта Советского Союза. Тогда положение молодых специалистов совершенствовалось, за работниками закреплялись учителя, работало наставничество. Это очень важно.

Кроме того, нужно уделить внимание подготовке кадров. Любое предприятие нуждается в специалистах по геологии, эксплуатации, исследованиям,  но реальных профессионалов сегодня немного, как и научных руководителей.

Я не педагог, я просто геолог, нефтяник, но считаю, что система образования, которая сейчас есть в высшей школе, должна претерпеть изменения. Нужно увеличить число производственных практик для будущих специалистов во время обучения. Сегодня не все могут реально устроиться на практику – это возмутительно. Для решения этих проблем должна быть создана серьезная государственная программа.

Владимир Салтыков и председатель Совета директоров ОАО «НОВАТЭК»  Александр Наталенко

Просмотров 7837
Комментарии
Ришат Вахитов
14.08.2017

Знаю Владимира Валентиновича много лет по совместной работе в Заполярье и в Крыму. Редкий случай настоящего геологоразведчика, крупного руководителя, настоящего учёного (причём ни один диплом не куплен-диссернет отдыхает), надёжного и порядочного товарища. АНГИ можно поздравить с таким автором. Особенно накануне профессионального праздника.

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

22.06.2018
Хачатуров признал личный кабинет потребителя газа "филькиной грамотой"

23.06.2018 Алексей Аксёнов 37 лет

Сталкивался с беспределом этой организации и рад, что это наконец озвучено официально. Надеюсь, что учитывая рейтинг самого цитируемого изадания ТЭК, будет распространяться и попадёт к высшему руководству Газпрома. Может наведут порядок

18.06.2018
Роман Самсонов: Цифровизация в РФ должна изменить управление нефтегазовой отраслью на всех уровнях

21.06.2018 Шраго Иосиф Леонидович, 60

Позволю себе немного критики.
Историческая:
1. Цифровизация началась не в 90-х.
Уже в 1968 г. под руководством Э. Е. Лукьянова создается макет станции контроля параметров бурения и проводятся ее испытания.
В 1972 г. приказом по Главтюменнефтегазу (В. И. Муравленко) в составе треста «Тюменьнефтегеофизика» (в Мегионской ПГК) впервые в стране создается служба контроля параметров процесса бурения, позже переименованная в службу геолого-технологических исследований (ГТИ).
В 1978 г. на Гомельском полигоне СПКБ БА (г. Речица) были успешно закончены испытания первой в стране полностью автоматизированной буровой установки Уралмаш 125А.
В 1987 г станция САОБ (Станция автоматизации и оптимизации бурения - развитие системы управления Уралмаш125А), как отдельное изделие, успешно прошла межведомственные испытания в г. Чернигов (Петрушевская площадь).
В те же годы СПКБ БА занималось проблемами распознавания нефтеностных скважин, предсказанием осложнений и всего прочего, что в статье приписано к задачам текущего дня.
Сущностная:
1. Непонятна логическая основа утверждения:- "Использование 3D-технологий позволяет нефтегазовым компаниям стать конкурентными на глобальном рынке". С чего вдруг красивые картинки, которые показывают на конференциях и совещаниях стали предпочтительнее системы, которая просто выдаст координаты, глубину и профиль скважины, которая даст оптимальный выход УВ? Или воспитанные на комиксах современные специалисты только картинки воспринимают? И при чем тут конкуренция на глобальном рынке, когда все используемые технологии визуализации разработаны ТАМ?
2. Следующее утверждение - "Большие перспективы есть, в частности, в области развития цифровых технологий для прогнозов и анализа геолого-технологических огромных массивов данных (Big data) с новыми системами визуализации подготовки принятия решений." выглядит крайне слабым, в связи с тем, что нет этих самых BigData геолого-технологических данных. А нет их потому, что десятилетиями уничтожается отрасль получения этих самых данных, а именно, службы ГТИ. Их стараются вовсе не использовать, не платить им. На тендерах РН годами используется принцип минус 15% от прошлогодних цен. Да и данных этих ГТИ запрашивают и используют самую малость - около 30 параметров, в то время, как станции могут дать около 700.
3. Если внимательно приглядеться к тем участкам текста, в которых говорится об успехах автоматизации, то видно - это относится к бизнес-процессам. Раньше это называлось электронный документооборот. Т.е. система, которая не позволяет нерадивому менеджеру сослаться на неполучение какого-либо запроса или директивы. Как было написано еще в 60-х годах - предполагалось, что компьютеры заменят существующий формат делопроизводства, но они стали теми костылями, которые удержали эту махину от полного распада. Так, внедрение электронного документооборота в СПБГУ привело к утроению бумажного документооборота. Красиво, я считаю.
4. Утверждение: - "Программа импортозамещения, простимулировавшая поиск альтернативных решений в России и странах БРИКС, уже дает не плохие результаты" также подлежит критическому осмыслению. Отсыл на зависимость от импорта в базовой части IT сферыв спекулятивен так как международные корпорации, изделия и ПО которых мы используем работают на все страны мира и потому, вполне чисты от различного рода закладок и каверз, поскольку будучи обнаружены, что не сложно, нанесут такой вред фирме-изготовителю, что поставит под сомнение сам факт ее существования. И проблем-то - покупайте честно лицензии и ничего вам за это не будет. С другой стороны, обсуждение этого вопроса в рамках БРИКС, подразумевает участие Китая в решении проблемы IT-самостийности, что, конечно, к самостийности не имеет никакого отношения, но и более опасно, чем обычно думают, ибо не далее как два года назад ведущим специалистам ГАЗПРОМа была продемонстрирована китайская закладка в ПО контролера обеспечивающего весь ввод/вывод на материнской плате персонального компьютера. С помощью этой закладки во время демонстрации было продемонстрировано полное отключение компьютера при попытке открыть документ с кодовым словом.
5. "Центр дистанционного управления и контроля за процессом проходки скважины уже больше похож на пульт управления космическим аппаратом, а процесс управления уже не связан с рутинными процессами сбора исходной информации." - в России всего пять поставщиков решений удаленного мониторинга строительства скважин и на сходство с пультом управления звездолетом они не то, что не претендуют - вовсе не тянут. Невозможно бурить скважину без сбора исходной информации, которая собирается с помощью датчиков.Также, невозможно бурить скважину без присутствия профессионала на ней, потому-что ГНВП вы удаленно не ликвидируете, да и вообще - буровики учатся пять лет в институте и всю жизнь на буровых. Наверное, это все потому, что профессия сложная. В качестве примера - при бурении на озере Восток, только одному человеку удавалось получить керны длиной свыше 70 см. Одному на все скважины всех групп из разных стран. Это информация к размышлению для всех любителей 3D- картинок, считающих, что остальное их программисты за пару месяцев нашкрябают. Так вот - не нашкрябают и за год.
6. Надежды на Сколково. Это очень модно и бюджетно-заманчиво - нет слов. НО. Напомню, что только в прошлом году Сколково умудрилось объявить конкурс на создание консорциума по геомеханическому моделированию, создать этот консорциум, а после, начать искать специалистов по проводке скважин и всего прочего, что связано с этим.
7. Цифровизация добычных скважин и 24 триллиона. Ну, про 24 триллиона много говорить не нужно - это много, и это главное, и никто на такие траты не пойдет. А вот про цифровизацию можно сказать следующее - устьевые арматуры на работающих скважинах никто менять не будет и дросселя с вкладышами как стояли там, так и будут стоять и гидродинамические испытания скважин для вывода их на оптимальный режим может провести только грамотный оператор лично на скважине. Для этого его надо учить. Средства для этого в стране есть. Цифровые. И давно.

21.06.2018
Специалисты "Газпромнефть-Муравленко" подтверждают высокую квалификацию

21.06.2018 Таня

Молодцы, конкурсы такого рода очень хорошо мотивируют становиться профессиональнее. Так держать!

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

20.06.2018 Лотарев Владимир Александрович, 67 лет

По имеющимся научным публикациям заслуживает внимания монография И.И. Нестерова "Нефтегазоносность глинистых пород Западной Сибири". Проблема в восприятии значимости естественных и техногенных процессов на геологическое пространство. Все наши подходы ко многим проблемам, как правило, "нафаршированы" заблуждениями. Мы изучаем нефтенасыщенные объекты и не уделяем должного внимания на процессы техногенеза, определяющие возможности добычи у/в. Знакомьтесь в интернете с моими работами, опубликованными в ИПНГ. Так же есть не последняя "Геологические аспекты техногенеза. Подробности при необходимости. С уважением, В.А.

18.06.2018
В Москве назначено повторное собрание кредиторов подрядчика "Ямал СПГ" - ООО "Ямалспецстрой"

19.06.2018 Дубров Вячеслав Игоревич 29

ну сомнений нет, что вахтовикам всё выплатят, на Ямал спг с этим строго. был случай, что через суд все выплатили рабочим и вопрос закрыт. я там сколько ни был, не было такого, чтобы народ кидали без денег после вахты.

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования