Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Елена Корзун: Налоговый маневр бюджет страны не спас

11 января 2016/ 09:50
Москва. Проблемы, возникшие в связи с падением мировых цен на нефть, налоговыми преобразованиями, санкциями и отсутствием «длинных дешевых» денег, возникли не только в «большой нефтянке». Однако по сравнению с известными и крупными российскими ВИНК независимые нефтегазодобывающие компании (ННК), особенно малые (с объемом добычи менее 50 тыс. тонн в год), находятся в гораздо более сложных условиях. Например, ННК тяжелее привлекать финансовые ресурсы. К тому же, у них нет возможностей, как у ВИНК - по маневрированию бизнеса между добычей, переработкой и розничной продажей, что обусловлено отсутствием такой диверсификации у ННК. А вот правила игры и для ННК, и для ВИНК одинаковые - учитывающие специфику исключительно вертикально-интегрированного нефтегазодобывающего бизнеса, но не особенности деятельности ННК, занимающихся в отличие от ВИНК исключительно разведкой и добычей нефти и газа.
Свою оценку положения финансовой составляющей - одной из основных - в нынешней нефтегазовой отрасли дала генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» Елена Корзун.

- На декабрьском 18-ом общем годовом собрании полномочных представителей компаний-участниц нашей Ассоциации мы довели до сведения коллег информацию, что, как следует из отчета Минфина об исполнении бюджета за первое полугодие 2015 года, правительство недосчиталось 727 млрд. рублей нефтегазовых доходов - они сократились впервые с 2010 года. Таким образом, можно уже констатировать, что так называемый «большой налоговый маневр», реализуемый в отрасли с 1 января прошлого года бюджет страны не спас.
Что касается непосредственно сектора ННК, то, по нашей оценке, подготовленной для участников упомянутого 18-ого общего годового собрания полномочных представителей компаний-участниц «АссоНефти»,  налоговая нагрузка на ННК выросла с 44% до 50% от их валового дохода
Читать также
, что самым серьезным образом уменьшило их возможности инвестировать в развитие своего бизнеса.
К сожалению, мы так и не дождались в 2015 году принятия решения о внедрении в отрасли, пусть для начала хотя бы на уровне полигонного эксперимента, принципа налогообложения не вала, а именно финансового результата деятельности нефтяных компаний (НК). Это, по нашему мнению, могло бы существенно стимулировать наиболее рациональную разработку действующих месторождений, находящихся сегодня зачастую на грани рентабельности, а также эффективную разведку новых залежей.
Но что ещё хуже, вместо очень ожидаемого окончательного решения о запуске НФР мы получили внезапно и неожиданно, ближе к концу года, решение об отмене на 2016 г. понижения экспортной пошлины, предусмотренного ранее упомянутым «большим налоговым маневром», вступившем в силу в отрасли с 1 января 2015 г.
А ведь хорошо известно, что нефтегазодобыча – это высоко инерционная и капиталоемкая отрасль. Поэтому любое изменение в фискальной политике государства, подобное названному, да еще на фоне устойчивого тренда падения мировых цен на нефть, секторальных санкций, нестабильности курса национальной валюты, крайне болезненно для экономики НК, особенно небольших независимых, испытывающих существенно большие, чем ВИНК, трудности по привлечению финансовых ресурсов. И, конечно, теперь нельзя исключить, увы, что увеличение фискальной нагрузки на компании, которое произойдёт из-за упомянутого неснижения в 2016 г. экспортной пошлины, приведет в итоге к заметному сокращению инвестпрограмм. Т.е. у компаний могут существенно уменьшиться возможности поддерживать и развивать свой бизнес - проводить разведку, бурение, обустройство месторождений, что в итоге, как правило, оборачивается достаточно скорым сокращением объемов добычи. Безусловно, в этом случае инвестиционная привлекательность подобных компаний может, скорее всего, уменьшиться.
Поэтому, по мнению участников Ассоциации, в сегодняшних условиях крайне важны предсказуемые и последовательные действия правительства в фискальной сфере, четкие «правила игры» - для выполнения требований лицензионных соглашений и намеченных инвестиционных программ.
Что касается вполне вероятного дальнейшего падения цен на нефть, то сегодня наши ННК пересчитывают свои инвестиционные программы по разным сценариям мировых цен на нефть, включая и самый пессимистичный - в 20-30 $/bbl. Предполагаю, что отдельные компании сектора не смогут сохранить существующий уровень добычи. Одно бесспорно - для выхода из сложившейся кризисной ситуации ННК задействуют все свои резервы. Ведь им не привыкать работать в проблемных условиях. Так, не забыты ими в т.ч. времена работы в условиях цены в 8 $/bbl. Главное, чтобы само государство не зарезало окончательно этих «маленьких курочек, несущих золотые яйца».
Хотела бы затронуть один очень актуальный вопрос: в последнее время на информационном поле стал часто появляться тезис о том, что девальвация рубля якобы создала очень комфортные условия для нефтекомпаний - мол, издержки они несут в рублях, а продают нефть за доллары.
Но ведь нетрудно заметить, что рублевые расходы на поддержание добычи изменились даже для тех НК, которые несут их только в рублях - в любом случае в условиях довольно высокой инфляции их расходы выросли.
А если у НК присутствуют ещё какие-то затраты в валюте, то расходы выросли вместе с курсом доллара, который увеличился с 32,6 руб. в январе 2014 г. до 66,5 в сентябре 2015 г., т.е. в 2 раза.
Вывод: рублевые доходы даже для тех компаний, которые продают нефть на мировом рынке и полученную валютную выручку переводят в рубли по курсу ЦБ, все равно сократились.
Для сравнения, в январе 2014 г. при продаже 100 т нефти выручка НК до налогообложения составляла 2.522.588 руб. при цене 1 барреля сорта Brent - 108,2 долл. В сентябре 2015 г. при цене 1 барреля Brent 47,78 долл. выручка при продаже тех же 100 т уже снизилась до 2.233.070 руб.
При этом важно отметить, что и налоги для нефтяников не снизились, а выросли. Так, НДПИ вырос, в связи ростом своей базовой ставки - с 493 в 2014 г. до 766 руб./т в 2015 г. (из-за налогового маневра, вступившего в силу с 1 января 2015 г.)
Таким образом, девальвация рубля лишь смягчила удар по нефтяной отрасли, но не принесла ей какой-то особой девальвационной премии, о которой сейчас так много и часто говорится в СМИ.
Для подавляющего же числа малых ННК не было даже этого девальвационного смягчения удара от падения цен на нефть, т.к. они всю свою добытую нефть поставляют исключительно на внутренний рынок.
Для справки: доля экспорта в общем объеме добычи всего сектора НКК составляет только 35%.
Просмотров 1222
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

09.06.2018
"Газпромнефть-Хантос" стал лучшим нефтегазодобывающим предприятием Югры в сфере охраны окружающей среды

14.06.2018 Анжела

Молодцы, ничего плохого давно о вас не слышно, значит, растете, стараетесь, есть значительные успехи, с чем и поздравляю. Считаю, что достойно заслужили ту награду, так держать.

09.06.2018
Игорь Шпуров: Для разработки доюрского комплекса и баженовской свиты западные технологии не подходят

11.06.2018 Александр Хуршудов

Ну вот, пришло понимание проблемы. А сколько крику-то было, сколько перспектив насчитано....

04.06.2018
Умышленная недоработка законодательной отраслевой базы является одной из главных проблем ТЭКа

06.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Хотел бы пояснить, что выложенный на общественное обсуждение проект Концепции развития сектора независимой ( в т.ч. и малой) добычи в нефтегазовой отрасли Россим, подготовленный экспертами Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» по просьбе главы Минэнерго Александра Новака и при содействии президента Союза нефтегазопромышленников России Генадия Иосифовича Шмаля, является не каким-то уже законченным документом – готовой программой действий. Нет, конечно! Это всего лишь исходный пункт движения к цели – запуску в практику нашей нефтегазовой отрасли целого комплекса мер (в т.ч. и на законодательном уровне) по стимулированию процесса создания и развития в ней бизнеса небольших независимых (т.е. не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством), в т.ч. и малых (с годовой добычей менее 50 тыс. тонн) нефтегазодобывающих компаний (сокращённо – ННК), занимающихся исключительно разведкой и добычей УВС.
Если Вам интересно, в моём представлении алгоритм действий по "дороге" продвижения от замысла (Концепции) к Программе конкретных действий по стимулированию развития сектора ННК в российском НГК должен быть примерно таким:
1) Разработка чернового проекта "Концепции стимулирования развития сектора ННК в российском НГК" (по просьбе главы Минэнерго это уже сделано).
2) Общественное обсуждение проекта Концепции (это делается).
3) Доработка проекта на основе анализа полученных в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений.
4) Защита отредактированного проекта Концепции на уровне госрегуляторов отрасли, так как есть надежда, что государство, как хозяин недр, заинтересовано в рациональном использовании в т.ч. и «малых» недр, где, согласно отечественной и мировой продвинутой практике, с оптимальной отдачей могут работать именно небольшие компании, относящиеся к сектору ННК. Естественно, при создании соответствующих «правил игры».
5). Утверждение Концепции на уровне госрегуляторов.
6) Решение вопроса о финансирования маркетинговых исследований ситуации в секторе ННК, которые должны выдать «на гора» не только "фотографию" существующего положения дел в секторе ННК, но и предоставить научно обоснованные рекомендации по конкретным механизмам стимулирования улучшений ситуации – т.е. что конкретно и в каком направлении надо менять в «правилах игры», чтобы стало выгодно, и стране, и бизнесу, создавать и развивать небольшие независимые компании, способные максимально эффективно решить задачу разработки «малых» недр, а также «хвостов» ВИНКов и законсервированного скважинного фонда. Лично я видел бы решение проблемы финансирования этих исследований на пути государственно-частного партнерства (ГЧП), когда и государство, как собственник недр, и заинтересованный бизнес вносят свою долю ресурсов в этот проект. Думаю, когда бизнес увидит, что государство также реально вкладывается своими ресурсами в проект, у него появится больше стимулов поучаствовать в таком софинансировании в режиме ГЧП. Наверное, могут быть и другие варианты. В любом случае эту тему надо обсуждать, как с госрегуляторами, так и с бизнес-сообществом.
7). Разработка и утверждение на уровне госрегуляторов Программы конкретных, пошаговых действий (в т.ч. и на законодательном уровне), которые бы позволили планомерно создавать комплексный механизм стимулирования развития сектора ННК в российском НГК.
Предупреждаю сразу, всё это возможно только при одном изначальном условии – реальной заинтересованности государства, как хозяина недр, в стимулировании развития таких небольших компаний, которые оптимальным образом решат проблему рационального использования «малых» недр, «хвостов» и законсервированных скважин. «АссоНефть» признаки такой заинтересованности видит. И это вселяет в нас надежды. :)

29.05.2018
Ришат Вахитов: К разработке концепции развития малой нефтедобычи необходимо подключить самих ВИНКов

05.06.2018 Ветчинин Сергей Георгиевич, 63 года, PR-советник Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»:

Уважаемые читатели интернет-портала Агентства нефтегазовой информации, чтобы у вас не создалось искажённого мнения о нашей работе, считаю своим долгом проинформировать вас, что Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» в своём проекте Концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ не делает какого-то предпочтения опыту в этой сфере в США по сравнению с программой развития малых нефтяных компаний (МНК) в Татарстане, успешно реализуемой в этой республике с 1997 г.
В упомянутом мною проекте Концепции даже есть специальный раздел: «Развитие малых нефтяных компаний позволило остановить падение и стабилизировало добычу нефти в Республике Татарстан». А Елена Валентиновна Корзун, генеральный директор «АссоНефти», уже более 20 лет отстаивающая интересы малого и среднего нефтегазодобывающего бизнес, практически в каждом своём большом, развёрнутом интервью считает своей обязанностью сослаться на успешный опыт Татарстана в этой области. Жаль лишь, что в настоящее время опыт этот в полной мере уже неповторим в масштабах всей страны. Ну, хотя бы по причине отсутствия в нашем недропользовательском законодательстве так называемого «правила двух ключей», действовавшего в 1997 г., когда мудрый и прозорливый 1-й президент Татарстана Минтимер Шарипович Шаймиев своим специальным указом запустил в жизнь программу создания МНК в Татарстане.

15.05.2018
В ЯНАО не возбуждались уголовные дела в отношении руководства ООО "Ямалспецстрой"

04.06.2018 Потураев Юрий Витальевич(работник ООО ЯСС)

До сих пор нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ЯСС. С конкурсным управляющим связи нет (на электронные письма он не отвечает).
Кто скажет когда ждать выплат и ждать ли их вообще?

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

03.06.2018 Потураев Юрий Витальевич 32 года

Нет ни одной выплаты по задолженности сотрудникам ООО ЯСС, конкурсный управляющий на электронные письма не отвечает.
К кому обратиться для получения информации? Когда будут выплаты? Если перечисления с Ямал СПГ были, то почему бывшие сотрудники ЯСС ничего не получили?

Индекс цитирования