Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Владимир Армянинов: История каждой скважины Самотлора интересна и своеобразна

25 декабря 2014/ 12:43

Нижневартовск.  Нижневартовец Владимир Александрович Армянинов – человек скромный, и потому неохотно говорит о своих званиях и наградах. Хотя ему есть, чем гордиться. Он - заслуженный нефтяник России, ветеран труда, неоднократный победитель социалистических соревнований сразу нескольких лет подряд. И все, что он говорит о Самотлоре, не ради красного словца. Легендарное месторождение на много лет стало для него «вторым домом». На Самотлоре Армянинов начинал «солдатом нефтедобычи» - оператором 4 разряда, и проработал почти 40 лет. Несколько лет назад он ушел на пенсию с должности заместителя начальника ЦИТС ОАО «Самотлорнефтегаз». Сегодня Владимир Армянинов – гость раздела «Я – НЕФТЯНИК!».

- Владимир Александрович, как вы оказались на Самотлоре? Что вас привело в Западную Сибирь?
- Родом я из Башкирии. Мы с друзьями окончили техникум в Нефтекамске. И даже успели поработать операторами добычи в «Арланнефти». Но перспектив там не было. Было перенасыщение кадрами. И мы решили поехать на… Сахалин. Нам с товарищами даже вызов оттуда пришел. И уже ждали, как молодых специалистов. Вот такой веселой компанией по железной дороге мы отправились в поисках лучшей доли. В Тюмени у нас была пересадка. Ну, мы и пересели… (смеется)

- В общем, до Сахалина не доехали?
- Нет, не доехали. Зашли в «Главтюменьнефтегаз», в отдел кадров, нам там и дали дельный совет. Мол, чего это вы неведомо куда на кулички собрались, когда под боком такое перспективное месторождение и кадры нужны…
В общем, мы сапоги надели и сюда! (смеется) В Нижневартовск прилетели на самолете. Был август 1973 года. Аэропорт тогда уже работал. Нас распределили на участок. Так началась наша история освоения и покорения недр сибирских…

- Какой была ваша первая встреча с Самотлором? Где пригодились ваши силы?
- Точкой отсчета для нас стала площадка КСП-3. Она тогда строилась. Туда нас и отправили. Мы начинали с нуля. Вели ее с начала строительства до переключения на добычу. Добыча была на высоте. Нефть шла фонтаном! Горячая! Впечатление неизгладимое и запомнилось на всю жизнь. Даже в морозы можно было погреться, присев на трубу (смеется)
На глубине нефть имеет температуру 70-80 градусов и пока доходит до поверхности земли немного охлаждается, все зависит от скорости подъема.
Чем выше скорость, тем нефть горячее на поверхности, температура сохраняется. А если скорость подъема минимальная, то «качалка» холодная, трубы «плачут» - конденсат как слеза… Вот внутри «гребёнок» (ГЗУ – групповая замерная установка), в помещении жара стояла даже зимой, что можно было обойтись даже без обогревателей…

- С кем вам тогда повезло работать бок о бок? Первопроходцы Самотлора – что это были за люди?
- Люди были разные. Многие были «тертые» нефтяники, с большим опытом работы, такие как операторы Пирожков, Троян. Они приехали раньше. У них был стаж и опыт, которым они делились с нами, молодыми. А мы на них равнялись. Начальником площадки КСП-3 был Безухов, он тоже многому нас научил. С Владимиром Бахиловым мы были почти одного поколения, в одной колее начинали трудиться. Николай Сливин всем известен как Герой социалистического труда. Это звание ему и еще другим нефтяникам было присвоено в 1974 году. Он тоже трудился на нашей площадке КСП-3.
Смелые были люди, самоотверженные, трудолюбивые…

- Север всегда отличался от «большой земли» тем, что здесь у молодых специалистов всегда были широкие возможности роста. Так было и в те годы?
- Да. Я начинал свою работу на Самотлорском месторождении оператором добычи нефти 4 разряда. Операторы – это дозорные нефтепромысла. И нам даже 5-й разряд не присваивали. С 6-м разрядом по штату было мало единиц. Мы сразу уходили в ИТР – старшими технологами и начальниками смен. Тогда мастеров добычи не было. И у начальника смены была своя бригада, свой район обслуживания скважин, закрепленный за бригадой, своя задача, свои планы. Неусыпную вахту несли в любую погоду, зорко следили за скважинами и нефтепроводом. Давление, ритм, частота – все это на попечении операторов добычи. Этим мы и занимались…

- А на пенсию вы ушли уже с какой должности?
- С должности заместителя начальника ЦИТС – центра инженерно-технологической службы. Ее роль в объединении, обработке и переработке информации со всех цехов добычи, чтобы дать руководству предприятием «общую картинку» того, что мы имеем на сегодняшний и завтрашний день.
Эта информация нужна для утверждения плановых цифр, ориентиров, оценки реальной, фактической картины того, на каком уровне мы находимся в настоящий момент.

- Как менялась эта «картинка» на протяжении, скажем, 80-90- годов?
- По мере роста в своей профессии и, особенно благодаря внедрению компьютерных технологий и программ, мы научились видеть объемную информацию того, чего мы добились и что имеем на сегодняшний день. Все ранее считавшееся «потаенными знаниями» о недрах земли постепенно вырисовывалось в виде перспектив и ориентиров. Истории, судьбы и особенности каждой скважины складывались в общую картину и позволяли реально оценивать будущее нефтедобычи. Именно в этом плане компьютерные технологии сослужили нефтяникам хорошую службу.
- Скважины на Самотлоре с «богатым прошлым»?
- История каждой скважины интересна и своеобразна. Если судить по площадке КСП-3, то многие из них были миллионниками. То есть с момента ввода в эксплуатацию скважина дала по 1 млн тонн нефти. Это очень много.
И темп добычи был таким, что в разряд «миллионников» многие скважины попали уже в 80-е годы. К таковым относятся наиболее продуктивные скважины, пробуренные на пластах А4-5, Б-8. Это самые продуктивные горизонты. Мощность по 40 метров. Они давали по 2 тысячи тонн нефти в сутки. Это цифра!

- Сколько таких продуктивных скважин на Самотлоре за всю историю?
- Пожалуй, больше 1/3, почти 1/2 всего фонда. Конечно, нельзя не сказать об их выработке на максимальном уровне. Как следствие, это привело к подтягиванию пластовой воды и резкому обводнению. Что и получилось в итоге. То, в каких условиях приходится добывать нефть нынешним нефтяникам, было предсказуемым. Разрабатывать месторождения жесткими, варварскими методами нельзя.

- Владимир Александрович, вот вы 40 лет на одном месте проработали. Скучно не было?
- Было интересно. Причем, всегда. Хоть и времена были суровые. Сегодня иной раз думаешь, а стоило ли тогда так рисковать, как мы в те годы? Ведь что греха таить, мы тогда не задумываясь, шагали вперед по непроходимым топям, шли на ликвидацию аварий, в загазованную зону, в нефти купались поневоле… Сегодня иные подходы, иные жизненные установки, хотя пожалуй, того живого интереса, как тогда, к жизни нет…

- С кем из ваших коллег вы бы и сегодня пошли в разведку?
- Если вспомнить своих товарищей и коллег, с которыми нас теперь развела судьба, то никого бы не исключил из этого списка. Я и сегодня встречаюсь с ребятами, которые были в моей бригаде, благо город у нас небольшой. Они все давно «выросли», состоялись в жизни, остались в профессии. И знаете, хочу отметить, что все нефтяники – люди основательные, крепко стоят на ногах, знают, чего хотят от жизни. У всех семьи, дети, внуки. Нефтяники вообще – крепкий народ.

- Самотлор дал много династий нефтяников. Дети и внуки первопроходцев и сегодня работают в нефтедобывающей отрасли
- Да, это так. Вот, например, семья Геннадия Васильевича Седова. Он работал на месторождении, его жена, дети его тоже сегодня трудятся на Самотлоре…

- У вас ведь тоже семья нефтяников?
- Сын Евгений принимал участие в разработки Усть-Ваховской площадки. Он сейчас живет в Тюмени. Дочь Татьяна и сегодня работает супервайзером-экономистом в «Самотлорнефтегазе».

- А вы сегодня бываете на родном предприятии? Вас узнают на проходной?
- У меня бессрочный пропускной (смеется). А если серьезно, то я до недавнего времени входил в Совет ветеранов предприятия, так что пока обо мне там точно не забыли…

- Сейчас самотлорские ветераны-нефтяники работают над созданием музея самотлорской нефти. Что на ваш взгляд, должно обязательно войти в экспозицию музея?
- Керн, образцы нефти – обязательно. Самотлорская нефть отличается от других. Она черная, как сажа. Запах резкий, специфический. Узнаваемый для тех, кто ее добывал. Ее не спутаешь, к примеру, с башкирской нефтью, которая пахнет сероводородом. Самотлорская нефть другая…
Сапоги-болотники в музее тоже не помешают. И спецодежда – самая первая. Как музей откроется, с внуками обязательно зайду…

- Что бы вы пожелали молодым нефтяникам – будущему Самотлора?
- Не бояться идти в профессию. Наша профессия не просто интересная, она увлекательная, она затягивает. Из года в год интерес к ней не угасает, а разгорается – поверьте, проверено на себе. Каждая скважина, каждый участок имеют свои особенности и характер. И научившись анализировать, наблюдать, можно умело направлять и управлять процессом нефтедобычи. Если ты – хозяин, знаешь этот процесс до нюансов, то ты всегда на коне. Твоя профессия всегда будет в почете, всегда будет уважаема, а тобой будут гордиться на предприятии и в семье. Да и возможности роста у нефтяников всегда были, есть и будут.

Просмотров 1663
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

02.06.2020
«Роснефть» направила более 500 млн рублей на развитие детских социальных проектов в 2019 году

03.06.2020 Кожевников Максим Олегович, 39 лет

А еще в Саратове при поддержке НПЗ создаются компьютерные классы, оказывается благотворительная помощь ветеранам и детским домам, осуществляется ремонт спортивных сооружений и т.д.. Вот это я понимаю – социальная политика и поддержка населения!

22.05.2020
Газпром с помощью новации в ГРР на Крузенштернском месторождении сэкономил 5,2 млрд рублей

29.05.2020 Каприелов Константин Любнардович, 66 лет.

Очень хотелось бы надеяться, что за эту эффективность при подсчёте запасов хотя бы подтвердили бурением не одной и не восьми а хотя бы таким числом скважин которое позволяет оконтурить продуктивную часть залежи и построить необходимые профили продольные и поперечные.
А то может получится, как в своё время со Штокманом, когда запасы были подсчитаны изначально по результатам бурения 5 скважин. А далее не подтвердились в том объёме, который был заявлен.

28.05.2020
Счетная палата выявила проблемы в нормативно-правовой сфере геологической отрасли РФ

28.05.2020 савиных м.и.

Счетная Палата всё правильно подметила. Изменения в Роснедра идут очень медленно.

27.05.2020
Видеоконференция об управлении разработкой в условиях сокращения добычи нефти

27.05.2020 Колесник Евгений Владимирович, 45

Какие регуляторные меры принимает государство для обеспечения рациональной разработки месторождений и эффективного использования текущих активных запасов?
Как это взаимосвязано с отменой требований к выполнению утверждённых уровней добычи?
Как недопустить неравномерной выработки запасов при массовых отключения высокообводненного фонда на месторождениях, находящихся на 3 и 4 стадиях разработки?
Насколько обосновано долгосрочное отключение высокодебитного фонда, о котором сказано в тезисах, когда стоит задача снижения себестоимости добычи для обеспечения безубыточной работы нефтедобывающих компаний и обеспечения поступления доходов в гос.бюджеты?

25.05.2020
Александр Хуршудов: Популярность видеоконференций оказалась выше моих ожиданий

26.05.2020 Александр Хуршудов

Валерию Карпову:
Благодарю Вас. От души поддерживаю идею с оппонентом, это приближает нас к дискуссии. Но технически это чуть сложнее: надо найти подходящую тему, спикера и оппонента, взять у них краткие тезисы, опубликовать и только потом провести дискуссию.
Но давайте двигаться в этом направлении, а возникающие проблемы по ходу будем решать....

20.05.2020
Видеоконференция, посвященная добыче 12-миллиардной тонны нефти в Югре

21.05.2020 Стулов Пётр, спикер этой видеоконференции, 42 года

Хочу внести еще одну поправку по цифрам накопленной добычи по компаниям.
Накопленная добыча нефти с газовым конденсатом с начала разработки ПАО «Газпром» составила 344 млн.947 тыс.тонн на 01.05.2020 г. Благодарю за понимание прямого эфира.

16.05.2020
Минэнерго прорабатывает предложение РГО о создании в России стратегических хранилищ нефти

19.05.2020 Дед 66 лет

Может, скажете, что в СССР не было стратегических запасов? Куда дели?

18.05.2020
Видеоконференция о перспективах добычи российских сланцев на примере бажена

18.05.2020 Шпильман Алексадр Владимирович, 57

Киселёву Д Д
На первые два ваших вопроса у меня, к сожалению, нет ответов. Нужно проанализировать баланс запасов. Точно знаю, что такие месторождения с одной залежей в бажене есть. Но сколько их не считал. Как и соотношение запасов по многозалежным месторождениям, включающим бажен. Возможно, вам смогут ответить специалисты ФБУ ГКЗ.
3. КИН По А,В1, и B2 для бажена ,в принципе должен быть одинаковым, но по факту принят такой как на слайде.
Сами значения КИН вызывают вопросы, но как я говорил на конференции это скорее вопрос корректности оценки геологических запасов. Точность их оценки очень условна. Особенно, это касается определения эффективных нефтенасыщенных толщин.
Спасибо за вопросы и интерес к конференции!

15.05.2020
РГО предлагает создать в России систему хранилищ стратегического нефтяного резерва страны

15.05.2020 Александр Хуршудов

Это очень вредное предложение. Оно ведет к двум следствиям: 1) при низких нефтяных ценах компании будут стремиться продать свою нефть в хранилища и облегчить себе жизнь за счет государства, 2) никакие "стратегические резервы" России не нужны ибо 3/4 нефти и нефтепродуктов уходит (дешево) на экспорт.

17.02.2020
Александр Хуршудов: Гидродинамические методы повышения нефтеотдачи могут стать новой экспортной инновацией

15.05.2020 Шаманин Вениамин Анатольевич 60 лет

Александр Григорьевич, очень рад, что ваш оптимизм устремлен в будущее. Собственно, я работаю над тем, чтобы меньше потратить времени на перевод нд в новый режим работы, на другую идеологию, позволяющую в максимально-щадящем режиме регулировать добычу на мр без потерь или с минимальными потерями для к-ва скважин. Если вас данная тематика интересует- просьба сообщить адрес пя. Спасибо.

Индекс цитирования